Борис Смолкин. Шанс на счастье есть всегда

Предстояло познакомить Свету с мамой. У нее непростой характер, и я побаивался реакции.

Мы с Машей обосновались в той самой комнате, подружились с соседкой блокадницей Верой Николаевной, непрерывно курившей на кухне «Беломор». Быт потихоньку налаживался. В 1974 году я снялся в «Свадьбе Кречинского» и потратил свой приличный гонорар на холодильник и телевизор. (Еще купил этюдник и масляные краски, рисовать не бросил.) В 1974 году появился на свет наш сын Володя — тогда жена училась уже на четвертом курсе. После получения диплома ее приняли в Александринский театр, где Маша до сих пор и работает.

Я к тому времени уже благополучно служил в Музкомедии, куда попал из-за ненужности другим театрам. А предлагал себя всюду, даже Георгию Товстоногову. К нему попал благодаря своему педагогу Виктору Боровскому. «Из БДТ ушел Владимир Татосов. Теперь в спектакле «Я, бабушка, Илико и Илларион» нет Зурико. Хочешь попробоваться? Я Сереже позвоню, он узнает, когда просмотр», — предложил Виктор Евсеевич. Его двоюродным братом был Сергей Юрский.

Показ состоялся после спектакля — в двадцать два часа тридцать минут. Перед Большим драматическим толпились студенты, оказывается, в тот день приехал еще и целый курс из Москвы. Когда дошла очередь, вышел на сцену и одурел: передо мной сидели не люди, а открытки из «Союзпечати». Сплошь звезды советского кино и театра. Что-то с грехом пополам сыграл. Все закончилось около часа ночи. Мы уже собрались домой, но буквально на лестнице нас остановил секретарь: «Георгий Александрович хочет сказать вам несколько слов». Я подумал, что великий режиссер сейчас выйдет и объявит свой вердикт всем сразу. Но он посчитал нужным сказать хоть два слова, но каждому. Нас приглашали по одному.

Я вошел в кабинет Товстоногова на трясущихся ногах. Он стоял с сигаретой, опершись на стол. В каком-то сумасшедшем пиджаке яркой расцветки.

— Ну, Зурико-то вы сыграете, — сказал мне он. — А что с вами делать дальше, не знаю. Вот приходите к нам лет через двадцать...

Неожиданно у меня вырвалось:

— Я-то приду...

Товстоногов на секунду замолчал. У меня похолодело сердце. А он заразительно расхохотался. И с тех пор где бы ни встречал его, говорил: «Двадцать еще не прошло». Он улыбался в ответ, помнил... Георгия Александровича не стало через пятнадцать лет.

Увы, слова «лет через...» я слышал в тот год не только от Товстоногова. Когда показывался в Театр имени Пушкина (ныне Александринский), Юрий Толубеев повторил дословно: «Мяса не хватает. Вот лет через двадцать...»

В общем, никому я не понадобился. В ТЮЗ, куда звали, сам не пошел: боялся навсегда остаться травести. А ехать по распределению в провинцию не хотелось. К счастью, в марте 1972 года главным режиссером Театра музыкальной комедии стал тридцатичетырехлетний Владимир Воробьев. До этого он поставил несколько спектаклей в разных коллективах и хорошо владел жанром. Оставшись у разбитого корыта, пошел к нему, хотя Музкомедию не воспринимал всерьез. И Воробьев сказал: «Могу тебя взять, но ничего не обещаю».

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Рогнеда Яценко. Родные по крови

Рогнеда Яценко. Родные по крови



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Эмма Уотсон (Emma Watson) Эмма Уотсон (Emma Watson) актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй