Татьяна Назаренко. Боль и слава

Эрмитаж, Гран-Пале, Гуггенхайм... Татьяна Назаренко выставляется в Петербурге, Париже, Нью-Йорке. И...
Т. Назаренко у инсталляции «Переход» С выставки в Вашингтоне возвращаются мои работы, запакованные в ящики из фанеры. Я начертила силуэт подружки. Вырезала, и пошло: рисовала персонажей из перехода на фанере, муж Саша их выпиливал, я красила. Т. Назаренко у инсталляции «Переход» на открытии персональной выставки в Третьяковской галерее Фото: В. Великжанин/ТАСС

И тут мне предложили выставку в ЦДХ, а тогда в соседних помещениях рядом с искусством продавались меха, пуховые платки, нижнее белье, матрешки — да все, что душе угодно! С ужасом думая об этом, обратилась к руководству: как же так? Мои картины будут висеть рядом с лифчиками?! Неожиданно получаю весь второй этаж. Гигантские площади! Вроде бы счастье, но я не знаю, чем заполнить один зал, а тут — целых два.

Как раз в этот момент с выставки в Вашингтоне возвращаются мои работы, запакованные в громадные ящики из роскошной белой фанеры. Я начертила силуэт подружки. Потом вырезала, поставила, и пошло: рисовала персонажей из перехода на фанере, муж Саша их выпиливал, я красила. Выставку сделала еще и звучащей — за некоторыми фигурами баянистов-гармонистов поставила музыку, они у меня еще и пели.

Когда открылась выставка на Крымском, а там было столпотворение, одна дама закричала: «Где она взяла таких уродов?! Это же надо найти такое!» Но ведь это все нас окружало и не увидеть было невозможно — я же никого не придумала, они все реальные, с портретным сходством. После ЦДХ «Переход» пригласил Музей истории Москвы, притом попросили сделать еще и витрину с реальными вещами бомжей. Я принесла войлочные сапожки мамы, ее старенькую тележку, с которой она ходила за продуктами, сняла с сына потрепанную куртку. Потом толпа моих бездомных и нищих переправилась в Госдуму, и депутаты были ошеломлены.

В Кельне фигуры выставлялись на вокзале, в Бонне — в переходе у Музея истории и гармонично вписались в экспозицию, начинавшуюся перед входом в музей. Прохожие воспринимали моих персонажей как живых людей: с ними обнимались, фотографировались. В Национальном музее женского искусства в Вашингтоне люди были так тронуты надписью «Марфо-Мариинская обитель разрушена, помогите, кто может», что со слезами на глазах бросали монетки в жестянки, которые я поставила перед некоторыми фигурами, и обсуждали, как спасти обитель.

Критики «Переход» восприняли по-своему: мол, Татьяна Назаренко уходит от живописи и начинает работать с новыми формами. В чем-то они правы. Художник должен меняться. Вот пример Пикассо — в двадцать и в сорок лет он совершенно разный, в семьдесят стал еще более абстрактным. У кого-то случаются постепенные изменения, а у меня переход произошел резко — из живописи я «ушла в фанеру», потом в фотографию, оттуда — в видеоинсталляцию, и каждый раз это вызывало неприязненное отношение: дескать, чего балуешься и глупостями занимаешься? Писала бы себе картинки и писала. Я же шокировала коллег, пытаясь сделать что-то новое. Мою фотовыставку как-то посетил режиссер Владимир Меньшов, открывает дверь и говорит: «Таня, а я думал — это живопись!» И не сделав и двух шагов, уходит. Я была потрясена!

— Это усугубляет чувство одиночества?

— Конечно, но я ни разу не чувствовала его так сильно, как в момент, когда ушел Берт. Мы познакомились благодаря Рене Герра, знаменитому слависту и коллекционеру. Его принимали в академики, и после официальной церемонии мы компанией пошли в ресторан отмечать. Я танцую — страстно люблю танцевать — и вижу: у бара стоит мужчина моей мечты. А что мне терять? На тот момент мы с мужем уже не жили вместе.

Подхожу и говорю: «У меня нет кавалера. Не хотите потанцевать?» Он ответил, что как раз мечтал об этом. И знаете, танцевал великолепно! После ресторана, набрав кучу выпивки, той же компанией поехали в мою мастерскую. У меня там стоял проигрыватель, давно неспособный ни на какие звуки, но Берт на что-то нажал и он замурлыкал. Все мои картины уехали на выставку, мастерская была пустой, одна пластинка сменялась другой, и мы танцевали до упора, до утра. Потом были страстные разговоры по телефону, вскоре он развелся и переехал ко мне.

Я уже давно вывела формулу: друзья не познаются в несчастье, они познаются в радости. Скорбеть легче — в горе все наперебой сочувствуют, жалеют. Именно того, кто может разделить с тобой радость, можно назвать другом. Зависть у людей, когда они видели голландца Берта, настоящего красавца, его квартиру на Басманке с громадным залом и камином, была феерической.



ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Замечательная художница, а в молодости ещё и невероятная красавица. Эгоцентричная, да, но все художники концентрируются на себе и своём творчестве, это нормально. К тому же очень ранимая, это чувствуется. Пусть её счастье не кончается, она его заслуживает.

  • #
    Не знаю, талантлива ли Татьяна Назаренко, но очень злая - это точно.

  • #
    Типичнейшая эгоистка от искусства.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Анатолий Эфрос Анатолий Эфрос режиссер
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.


    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...


    +