Алина Алонсо. Дом воспоминаний

Друзья до сих пор называют меня Алиной Алонсо. Хотя по паспорту я сейчас Тулякова, как и бабушка с дедушкой, которые меня воспитали.
Сергей Туляков Однажды на день рождения мама сделала мне подарок. Подошла перед сном и сообщила, кто мой отец Фото: Е. Степанова

Сергей Туляков
Отблеск Никиты

В шестнадцать лет мама сделала мне на день рождения подарок. Подошла перед сном и сообщила: «Твой отец — Никита Михайловский». Новость я воспринял на удивление спокойно. Хотя если честно, такого поворота не ожидал. Но уснул крепко, меня не мучили грустные мысли и переживания.

До этого момента я же обходился без отца. На вопрос, кто он, мама обычно отвечала: «Он далеко, а больше тебе не нужно ничего знать». В один прекрасный день вопросы на эту тему закончились. Наверное, это уже было не так важно — я вырос. По паспорту мое отчество Германович, а не Никитович. Герман — один из маминых друзей, ей все тогда помогали, и он в том числе.

Узнав про Михайловского, невольно стал смотреть на себя в зеркало. И видеть отблеск Никиты, того мальчика из фильма «Вам и не снилось...». Наверное, поначалу была какая-то обида. Не на отца. На жизнь. Ведь пообщаться с ним так и не довелось. Но сейчас этой обиды нет. Получается, я теперь на несколько лет старше Никиты. Он слишком рано ушел, мне его жаль.

Я только один-единственный раз гулял с отцом по Петроградке. Но совсем не помню этого. А мама помнит, она описала сцену нашей встречи в деталях. Как мы вдвоем шли по улице, как трогательно я держал его за руку. Представляю ее эмоции в тот момент!

Поразмышляв о том, что узнал, я вскоре решил, что все равно остаюсь Туляковым — это фамилия моего деда по маминой линии. Михайловским сразу я себя не ощутил. Но со своими новыми родственниками познакомился с радостью: мама вскоре пригласила их в гости.

Помню, как отец Никиты, мой дед Александр Николаевич, и сестра Соня приехали к нам на Большую Монетную. От волнения Соня забыла в прихожей купленный торт. Лишь взглянув на меня, она заплакала. Дед был более сдержан. Но он расширил глаза от удивления — так я походил на своего отца. Мы пили чай, разговаривали, меня пригласили в Москву.

Соня мне понравилась сразу — открытая, эмоциональная, добрая. Мы быстро подружились. С дедом тоже все сложилось хорошо. Он принял меня. Приезжая в столицу, я подолгу жил у него. Первым нашим совместным предприятием стал ремонт квартиры, в которую Александр Николаевич переехал из съемной. Это небольшая «однушка», но мне хотелось сделать из нее дворец.

Мы ездили по магазинам, вместе выбирали стройматериалы, сантехнику. Я настаивал, чтобы дед приобрел себе лучшее. Он смеялся: «У тебя чутье на самые дорогие обои и плитку». В итоге обои все же были куплены, как и модная квадратная ванна с раковиной. Помню, как мы весь день ехали за ней в Люберцы и часами стояли в пробках.

Летом я отдыхал у деда на реке Клязьме, жили мы в деревне под Владимиром. Это было абсолютно счастливое время! Мы много путешествовали на лодке, жарили на берегу шашлыки и разговаривали, разговаривали, разговаривали...

Дед старался объяснить, как стать настоящим мужчиной. Найти свое дело, встать на ноги, жениться. В то время я был еще вспыльчивее и своенравнее, чем сейчас. И он учил: проблемы нужно решать по мере их поступления, не обращать внимания на слова всех окружающих, не обижаться по пустякам.

Он оплатил мне компьютерные курсы, помог поступить в Академию художеств и пытался устроить в Москве на работу. Но у него тогда не очень получилось — в двадцать лет я все-таки еще не был готов делать проект большого деревянного дома. Опыта не хватало.

Для большинства окружающих дед был упрямым и закрытым человеком. Он берег свое личное пространство. Это тоже меня восхищало. Для Александра Николаевича смерть сына была большой трагедией, но он никогда не общался на эту тему с прессой. Да и близким редко рассказывал о своих переживаниях. Мы поддерживали отношения до самого его ухода в 2014 году. Деда похоронили рядом с Никитой — на Комаровском кладбище под Петербургом.

А Соня много рассказывала об отце. Она хорошо его помнит, хотя потеряла в пять лет. Показала рисунки, стихи Никиты, его сценарии. Я впечатлился: человеком мой отец был неординарным и талантливым. Думаю, кое-какие способности унаследовал и я. Всегда любил рисовать. Но наша дружба с сестрой основана не только на этих воспоминаниях. Соня меня понимает, ей я могу рассказать все что угодно. Мы похожи по характеру. Оба порывистые, упертые перфекционисты и максималисты. Оба стоим на своем, даже если «весь мир против».

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Геннадий Юхтин. По волнам моей памяти

Геннадий Юхтин. По волнам моей памяти

Тутта Ларсен Тутта Ларсен журналист, телеведущая, радиоведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте