Раиса Рязанова: «Любовь, которая перевернула всю мою жизнь»

«Если по верхам на мою жизнь глянуть, можно по-всякому рассудить....»
Юра вернулся с подносом, на нем две чашки кофе и «Прима»: вот и весь разврат Юра вернулся с подносом, на нем две чашки кофе и «Прима»: вот и весь разврат Фото: Геворг Маркосян

Матрена Кузьминична — рослая, здоровая, настоящая русская баба, тогда не в нынешнее время: достаток определялся по ширине хозяйки. Григорий Петрович — даром что аж на голову ниже, щупленький да маленький, а шесть штук детей настрогал.

Бабушка меня под правую руку держит, дед слева пристроился. Оба пьяные, тянут каждый в свою сторону — мне то ли их собирать, то ли мехи растягивать. А они знай подзадоривают: «Играй, шибче играй!» И вот так идешь враскорячку и все смыжишь и смыжишь по клавишам — до мозолей и на руках и на плечах от ремней. Одним днем-то не обходилось — и месяц, и два гуляли, пока каникулы мои не закончатся. В Бычках как заведено: сегодня Матрена всех собирала, а потом к каждому, кто в гостях побывал, по очереди — с ответным визитом. А то что ж получается: у них весело, а у нас?

И Раечку давай! Чтобы вечером с песнями по деревне под баян — святое дело!

Так что наш народ и работать, и отдыхать мастак. И вся я целиком его жизнью пронизана. Настолько, что и по сей день той же масти, что дорогие мои Матрена да Меланья, хоть в столице уже полвека как и живу теперь в трех шагах от Кремля. Потому, видно, меня все время и приглашают играть простых русских баб — матерей и бабушек, которые во все времена молча взяли, взвалили на свои плечи бревнышко да и понесли. Благодаря таким Земля пока еще и вертится.

Как же вышло, что в гости к ним Рая Рязанова, их роду и племени, заглядывает с другой стороны телевизора? Нет у меня ответа. Но как было — по порядку расскажу, ничего не утаю.

Сама не понимаю даже, каким образом меня в музучилище взяли: образования музыкального за плечами ведь не было. А что умела? В Доме пионеров в хоре аккомпаниатор был, тонику, субдоминанту, доминанту показал — вот и вся моя подготовка. С ним же какой-то вальсок да полечку разучила. Приехала к маминой сестре в Рязань, а сын ее, брат мой двоюродный, в этом училище учился. К его педагогу пришла, свой скудный репертуар изобразила, тот меня спрашивает:

—Все?

—Все.

—Вообще все?

—Вообще все.

—Ну а в школе-то училась?

—Да, восемь классов.

Это потом поняла, что он про музыкальную школу спрашивал, а я-то про обычную отвечала. Чудо да и только — но он меня взял и за четыре года до такой степени выдрессировал, что замахнулась в консерваторию поступать. В Горький поехала, прошлась по просторным коридорам, послушала, как в репетиториях абитуриенты играют, запаниковала: «Куда ты, Рая, лезешь? С чем хочешь поступать, с ума сошла?!» — и дала деру домой. Мама спрашивает:

—Ну что, дочь, поступила?

—Не, мам, в этом году девочек не принимают.

—Ну и хорошо. Пойдешь работать.

И опять в Рязань к тетке, целый год преподавала в музыкальной школе деткам.

Кадр из картины «День и вся жизнь»: Валентина Телегина и я с Данилкой. Сын на съемках сделал свои первые шаги Кадр из картины «День и вся жизнь»: Валентина Телегина и я с Данилкой. Сын на съемках сделал свои первые шаги Фото: ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция»

Это — днем, а вечера после работы свободны. И попала однажды в местный театр на «Ромео и Джульетту». Попала — и пропала. Про Шекспира ничего до того не знала. Педагог мой по баяну как-то спросил, читала ли «Тихий Дон». Ответила: «В кино видела». Он на меня посмотрел, будто я с пальмы спустилась, и взялся за мой образовательный уровень, велел прочитать «Поднятую целину». Проверял досконально, вопросы задавал, очень пригодилось потом. В театральный поступала с диалогом Давыдова и деда Щукаря. Но вот до Шекспира мы с ним не дошли.

В театр теперь ходила регулярно, тупо на один и тот же спектакль. Билет был дорогой, по рупь тридцать, покупала входной — за тридцать копеек, но садилась на первый ряд, благо аншлага не бывало. И всякий раз заливалась слезами, когда влюбленные погибали.

Ромео лежит отравленный, Джульетта вонзает кинжал себе в грудь и произносит: «Вот твои ножны». Они на сцене — крестом друг на друге, а я реву навзрыд. Меня выводили из зала, потому что мешала зрителям. Не знаю, в образ влюбилась или в актера — не суть. Важно, что Ромео умирал, и это было страшнее всего на свете. Но на следующем спектакле он опять выходил на сцену — красавец, глаз не оторвать.

Всегда приходила немножко пораньше в надежде, что вот сейчас из-за занавеса выйдет режиссер и скажет: «Товарищи, извините, сегодня спектакль отменяется, потому что Джульетта поскользнулась и сломала ногу». И тогда вскочу и крикну: «Не надо отменять! Можно — я?! Я сыграю!» Излишне говорить, что знала наизусть и всю пьесу, и все мизансцены. Представляла, как на меня наденут то самое платье, в котором она знакомится с ним на балу, — и я все-все сыграю.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Дита фон Тиз (Dita von Teese) Дита фон Тиз (Dita von Teese) актриса, фотомодель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+