Егор Лесников. Приходи на меня посмотреть

Мои родители Евгений Дятлов и Дарья Юргенс познакомились и полюбили друг друга в ЛГИТМиКе.
Егор Лесников Устав от моих выкрутасов, мама попросила папу повлиять на сына Фото: Санкт-Петербургский государственный музыкально-драматический театр «Буфф»

Мы проводили вечера в возвышенных беседах о театре и литературе, а наутро я снова мчался на улицу, где нормальную речь заменял мат-перемат. Таким вот стал перевертышем: то любимый внук, то уличный гопник. Бабушка Наталья Никитична подозревала неладное, предупреждала: «Видела тебя из окна с нашими хулиганами. Не надо с ними дружить».

Но общаться больше было не с кем. Либо гопота, либо скучные «ботаники», совсем мне неинтересные. Вот и возвращался в Питер с приблатненным мариупольским говором: «Та шо ви там такое ховорите...» И прости-прощай, фигурное катание! А ведь мама в мечтах видела меня чемпионом. Какое там! Уходил в восемь утра в школу и пропадал на весь день — поминай, как звали.

После уроков забрасывал портфель к кому-нибудь из приятелей и мчался гулять. Боялся, что если покажу нос дома, могут загнать на тренировку, которые я безбожно прогуливал. Мама в конце концов махнула на фигурное катание рукой и отвела меня на фехтование. Думала: все-таки оружие, мушкетеры, вдруг мальчик заинтересуется? Увы, продержался я в секции недолго, о чем страшно жалею. Вольная жизнь казалась более привлекательной, чем спортивные победы.

Мама и отчим со мной натерпелись. И по гаражам лазал, рискуя упасть и что-нибудь себе сломать, и из дома уходил в восемь утра, а возвращался в восемь вечера. Мобильных тогда не было, где болтается ребенок, неизвестно — нервы старшего поколения были на пределе.

По большому счету я рос избалованным, творил что хотел. Не помню даже, чтобы когда-нибудь получал от взрослых серьезный нагоняй. Им было просто некогда. Страна развалилась в год моего рождения, в 1991-м. Люди пребывали в растерянности, не понимая, как жить дальше. В такие периоды не до искусства, публика перестала ходить в театры, артистам приходилось выживать, как-то крутиться.

Когда мне было десять, мама и Петр Васильевич расстались. По решению мамы. Мы съехали на съемную квартиру. Я этого не хотел. Но меня никто не спрашивал. К тому времени уже догадался из обрывков разговоров взрослых дома и в театре, что Петр Васильевич мне неродной, а отец мой — Евгений Дятлов. Но исчезновение Журавлева из нашей жизни я воспринял крайне болезненно. Даже как-то прокричал маме в запале, что оставив отчима, она лишила меня детства. Вспоминать те слова сегодня и смешно, и стыдно. Виноват, конечно, переходный возраст.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Царский подарок

Царский подарок



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
МакSим МакSим певица, композитор
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй