Наталья Величко. Судьба и «Тишина»

Сергей Федорович Бондарчук сказал, что во мне есть какая-то свежесть и внутренняя трепетность и что...
Наталья Величко Наталья Величко Фото: из архива Н. Величко/Eric Vanvert

Сергей Федорович Бондарчук сказал, что во мне есть какая-то свежесть и внутренняя трепетность и что я имею право на эту роль. Но сыграть Наташу Ростову мне не удалось...

Когда мы только переехали в Москву, она показалась мне мрачной. Была середина ноября и вторая четверть моего первого класса. Я смотрела на свинцовое небо, лужи, моросящий дождь, на непомерно высокие дома, которые, конечно, вот-вот упадут и погребут меня под собой, и сжималась от страха. И все это — после яркого солнца и цветущих георгинов родного города Фрунзе, утопающего в зелени фруктовых садов на фоне заснеженного тянь-шаньского отрога...

Когда просят рассказать о моем трудном детстве — а родилась я в мае 1941 года, как раз накануне войны, — у меня не получается. Время, конечно, было тяжелое. Однажды у мамы украли продовольственные карточки, она это сразу обнаружила и, бросив меня на дороге, побежала за вором, догнала и сумела отнять их! Это был настоящий подвиг, потому что мама была миниатюрной женщиной. Но без карточек мы бы просто умерли с голоду. Я была маленькой совсем, ничего такого, конечно, не понимала. И в целом вспоминаю свое детство как один сплошной заливистый праздник.

Мне все тогда казалось прекрасным. Бывало, ходишь вокруг хозяйского забора, смотришь, когда в саду персик свалится. Сразу подберешь его и слопаешь. Они падали не так часто, как хотелось бы, но все-таки можно было кое-что собрать. Уже взрослой оказалась проездом во Фрунзе, теперь это Бишкек. Я была там всего один день — с каким-то «комсомольским поездом», — выступала, встречалась со зрителями. От города было совсем другое ощущение. Нашего глинобитного дома на месте уже не оказалось, его снесли, и я, конечно, испытала сильное разочарование.

А праздничное ощущение, наверное, рождалось еще и потому, что мама и папа работали в оперном театре и меня всегда окружала музыка. Я очень любила слушать выходную арию Чио-Чио-сан и однажды во время спектакля, сидя среди оркестрантов, вдруг очень громко запела: «В ясный день желанный... пройдет и наше горе... Мы увидим в дали туманной дымок — вот там, на море...» Все, конечно, перепугались, музыканты зашикали: «Наташа, тихо, тихо!» И только тогда я опомнилась, что в яме оркестровой сижу. Но не видела ничего вокруг себя, не соображала — душа пела, и я пела на весь театр вместе с солисткой. Говорили, меня хорошо слышал весь зал, голосок у меня был звонкий. И еще я очень любила танцевать.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Аглая Шиловская. Напролом

Аглая Шиловская. Напролом



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
 Татьяна Навка  Татьяна Навка фигуристка, телеведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй