Анна Архипова-фон Калманович: «Ходили слухи, что Шабтай с Настей разошлись из-за Земфиры»

Кем только не называли мужа: шпионом, криминальным авторитетом, «крышевавшим» шоу-бизнес. Вокруг него ходило немало легенд.
Настя стала кричать: «Даня, я твоя мама! Ты не можешь меня предать!» Хватала девочку за руки. Лиат ее оттаскивала, пыталась успокоить Настя стала кричать: «Даня, я твоя мама! Ты не можешь меня предать!» Хватала девочку за руки. Лиат ее оттаскивала, пыталась успокоить Фото: PersonaStars.com

Несколько месяцев спала с пистолетом под подушкой. Точнее, пыталась спать. Вечером, уложив детей, шла к себе и ворочалась до самого утра. Ждала киллеров. Вздрагивала от каждого шороха и думала: «Вот сейчас откроется дверь и меня расстреляют, как Шабтая».

Потом звонки прекратились. Я так и не узнала, кто надо мной издевался, но с тех пор при малейшем намеке на реальную или потенциальную угрозу беру охрану. На мне лежит слишком большая ответственность, я не могу рисковать.

Иногда возникало дикое желание послать все к черту и действительно сбежать, спрятаться от всех. Но надо было кормить семью. Теперь дети могли рассчитывать только на меня. А Даня еще оказалась в центре дикого скандала, раздутого ее матерью на пустом месте.

Когда Шабтая не стало, позвонила нотариус, оказывавшая ему услуги: «Ань, у меня лежат бумаги твоего мужа.

Он оставил несколько завещаний. Подъезжай в офис». В назначенный день она пропала и стала скрываться. То якобы уехала в отпуск, то еще куда-то. Когда, наконец, встретились, вручила нам с Лиат завещание на дом в Видном, датированное 2007 годом (я о нем знала), и неизвестное мне завещание 2001 года. По нему все имущество Шабтая, находящееся на территории Израиля, отходило Лиат, остальное — Дане. Представителем ее интересов назначалась Настя.

На вопрос, где остальные бумаги, я так и не получила четкого ответа. Якобы были только черновики и их выбросили! «Хорошо, пусть все отойдет Дане, — сказала я.

— Главное — сохранить для нее то, что осталось от отца».

Незадолго до этого странного эпизода вдруг позвонила Настя. Я тогда ехала от Александра Добровинского, с которым познакомили друзья. Они считали, что за наследство Шабтая развернется нешуточная борьба и мне потребуется опытный адвокат. Иосиф Давыдович Кобзон еще на панихиде сказал: «Если понадобится помощь, звони». Я автоматически кивнула — да-да, конечно, — и только потом поняла, что он имел в виду.

И вот слышу:

—Аня, здравствуй, это Настя Калманович.

Начинает пугать, что мир ужасен, кругом враги, но она всегда будет мне другом.

—Спасибо, — говорю, — но сейчас важно другое: что будет с Данечкой?

Настя заявляет, что Москва — не лучшее место для девочки и ей стоит продолжить обучение в Израиле. Я предлагаю составить договор о том, что она дает Лиат право представлять интересы Дани в Израиле. А то сестра даже не может оформить девочке медицинскую страховку.

—Мне надо подумать, — говорит Настя и отключается.

Минут через десять опять звонок, тон Насти заметно меняется:

—Аня, а на каком языке будет составлен договор, который мы станем подписывать? И сколько в нем будет сторон?

—Эти детали надо обсудить с юристами.

Но ты согласна? Ты только что сказала, что Дане лучше остаться в Израиле. Мы с Лиат тоже не хотим ее дергать. И она сама хочет там остаться.

Я не сказала, что когда прилетела на похороны и встретилась с Даней, она закричала: «Аня, прошу тебя, давай оставим все как есть!»

—Если хочешь, поезжай к ней, — добавляю я. — Можешь забрать ее на каникулы.

—А какой документ ты хочешь подписать?

—Такой, который позволит Дане спокойно учиться. Мне ничего не надо.

Вскоре она перезванивает в третий раз и уже начинает кричать:

—Это правда, что ты сотрудничаешь с Добровинским?

—Тебя это никоим образом не касается.

—Да ты знаешь, какая у него репутация?!

—А тебе-то что?

—Я беспокоюсь о тебе, о Лиат, о Дане.

Мы живем в таком страшном мире!

—Настя, не надо беспокоиться. Видимо, Богу было угодно, чтобы все легло на мои плечи. Тебя я ни о чем не прошу.

После этого Настя пропала. Я видела ее только по телевизору. Вскоре она появилась в программе Первого канала и стала рассказывать, что у нее отняли дочь.

Лиат полетела домой, а на следующий день позвонила — в истерике. Сказала, что Настя приехала забирать Даню. Ей сообщили из школы: «Тут какая-то беременная женщина просит отдать ей дочь». (Настя уже была замужем за диджеем Федором Фоминым и ждала от него ребенка.) Лиат рассказывала мне, что Настя приехала на черной машине с тонированными стеклами в сопровождении непонятных людей. Скандалила, звонила по громкой связи адвокату и корреспондентам. Когда появилась Лиат, еще больше разошлась. Стала кричать: «Даня, я твоя мама, иди ко мне! Ты не можешь меня предать!» Хватала девочку за руки. Лиат ее оттаскивала, пыталась успокоить. Тогда Настя забилась в истерике, сделала вид, что ей плохо. Представляю, что пережила в тот день Даня.

Руководство школы вызвало полицию.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Эмма Уотсон (Emma Watson) Эмма Уотсон (Emma Watson) актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте