Николай Попков (Глинский). Уходящие от вас

Я прижал Малявину к стене: «Валя, ты врешь. Скажи правду. Как умер Стас?»...

Но они, и это всем известно, как призраки: отпечатков пальцев не оставляют. «Дело находится на контроле в ЦК КПСС и Прокуратуре СССР» — написал старший следователь Мишин в телеграмме, отправленной в Черепаново по поводу проверки версии, выдвинутой Малявиной на похоронах Стаса. Якобы кто-то зашел в комнату Стаса, пока она была на кухне. Нужно было снять показания у тех, кому она это сказала.

Кто же были люди в ЦК и прокуратуре, давшие команду спустить дело на тормозах? Дело было открыто — можете себе представить? — через четыре дня после смерти Жданько, семнадцатого апреля! Значит, влиятельные были люди. Четыре дня готовили стратегию будущего расследования.

Потому Мишин позже и «гулял»: «дружил» с обвиняемой, отдал ей записи Стаса, впустил в опечатанную квартиру. Поработай, подозреваемая, на свою версию, что ей противоречит — уничтожь. Мишин и Малявина, видимо, уничтожили четырнадцать общих тетрадей дневников Жданько. Ну и одежду Стаса, залитую кровью. Помните: «Крови не было» — говорила Малявина? Потому и сказала так твердо: «Правды не узнает никто». Мощнейшие были покровители.

Кто бы ни был этот тайный защитник прекрасного, он точно не состоял в любимцах Андропова. Юрий Владимирович пришел к верховной власти в 1983 году. Судя по скорости перемен в деле Малявиной, он был личным врагом ее покровителя. Как по взмаху волшебной палочки, все переменилось в прокуратуре Ленинского района.

Сколько раз я был свидетелем преображения окружающих меня людей: команда сверху — и их не узнать!

Стас пришел в гости. Было как обычно: весело, свободно и счастливо. Через день — звонок: «Слышал, что Жданько умер?» Я не поверил… Стас пришел в гости. Было как обычно: весело, свободно и счастливо. Через день — звонок: «Слышал, что Жданько умер?» Я не поверил… Фото: Из личного архива Н. Попкова

Вот и тогда еле цедящие слова следователи Ленинской прокуратуры вдруг мне заулыбались. С самого высочайшего верха пришла умопомрачительная команда провести независимую и анонимную судмедэкспертизу. Материалы следствия отправили в далекий Горький, оттуда пришел однозначный ответ: это убийство. Последовал арест Малявиной, суд, приговор — на все про все понадобилось три месяца.

Предвижу вопрос: «Как же так? Пять лет считалось, что Жданько покончил жизнь самоубийством, и вдруг раз — и убийцей признана Малявина. Тут что-то нечисто».

В деле есть такой эпизод. Вызывается судмедэксперт по фамилии Быков.

— Вы делали заключение о том, что Жданько покончил жизнь самоубийством?

— Нет, не я. Следователь Мишин.

— Позвольте, вот же ваша экспертиза, — говорит новый следователь. — На ее основе Мишин пришел к заключению о самоубийстве.

Быков отвечает:

— Передо мной был поставлен вопрос: «Мог ли быть данный удар нанесен собственной рукой?» В лицевую часть тела удар ножом может быть нанесен самим человеком под любым углом. Данное ранение было нанесено в грудь. Поэтому я ответил: «Да, мог». А вот в спину некоторые удары нанести себе невозможно.

Быков даже попытался продемонстрировать, как тяжело ударить самого себя в спину.

— Так вы считаете, что Жданько покончил жизнь самоубийством?

— уточняет судья.

Можете себе представить, какая тишина была в зале суда, когда зачитывали этот протокол допроса также уже уволенного эксперта-криминалиста?

— Я считаю, — отвечает Быков, — ранение Жданько было нанесено посторонней рукой.

— А почему вы не написали об этом?

— Передо мной был поставлен вопрос о собственной руке. Я на него ответил.

Другого вопроса — о посторонней руке — мне никто не задавал.

Вот она, технология лжи. Меня воспитывали в вере, что ложь — это нечто противоположное правде. Но с течением времени выяснилось, что ложь — это нечто более затейливое. Искусная, настоящая ложь это просто не вся правда. Потому их и путают.

Военные медэксперты высшего ранга ответили на вопросы, которые «забыла» задать команда зампрокурора Кондрашова. Тридцатисантиметровый кухонный нож вошел в грудь Стаса на девять сантиметров. Порезал ребро, пробил насквозь бьющееся сердце, задел печень. Раневой канал слева направо и резко сверху вниз, под прямым углом. Крайне неудобно, нелепо для саморанения. И главное — путь ножа был идеально чистым: как вошел, так и вышел, без отклонений.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Тина Канделаки. Мое время

Тина Канделаки. Мое время



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Марина Анисина Марина Анисина фигуристка
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй