Ксения Громова. Память сердца

«Я не сужу Никиту: он выпил, да еще гнал не меньше ста километров... Все мы совершаем ошибки, его — оказалась роковой».

В общем, ему удалось убедить врачей и те надо мной сжалились.

Не описать, как мне повезло! Это было настоящее кино, потрясающе талантливый режиссер, прекрасная съемочная группа, великолепные партнеры: Сергей Маковецкий, Владимир Ильин, Володя Машков, Петр Зайченко. Костя Юшкевич сыграл мужа моей героини, которого зарезали, и она по нему страшно убивалась. С тем, чтобы расплакаться, у меня проблем не возникало. Болезнь так вымотала, что слезы лились градом по первому требованию режиссера. Добивали сорокаградусные морозы. Съемки проходили за городом в открытом поле. Однажды мы с Машковым так окоченели, что, сев в машину, которая повезла нас в гостиницу, поняли: пальцы ног не чувствуем. Володя не растерялся, приказал: «Разувайся». Мы оба скинули валенки и растирали друг другу ноги, пока не оказались в тепле.

Мне симпатизировал оператор фильма Сергей Юриздицкий.

Он снимал меня настолько красиво, что я, по мнению постановщика, забивала собой исполнительницу главной женской роли Каролину Грушку. Александр Анатольевич напрягался: «Почему у тебя одна Громова в кадре?»

Как-то стала свидетельницей такой сцены. Я сидела у гримеров, полностью готовая к съемке, в полушубке и красном платке. Сладкую воду пила, бублик грызла. Вдруг дверь распахивается, в проеме стоит Прошкин, который, не видя меня, отдает указание:

— Перестаньте гримировать Громову, ее румяные щеки заполняют весь кадр!

— Да мы ее особо и не красим, — застыв от страха, отвечают гримеры.

Получив диплом, я твердо решила остаться в Москве.

С Александром Домогаровым мы снимались в сериале «Марш Турецкого» С Александром Домогаровым мы снимались в сериале «Марш Турецкого» Фото: personastars.com

Она успела стать родной. Остро встал вопрос: где жить? В институтском общежитии долго держать выпускников отказывались. Всем курсом ходили показываться в столичные театры, я вроде бы понравилась Валентину Плучеку и Генриетте Яновской. Но моя простота и полное неумение хитрить работали против меня. «Жить негде, нужно жилье», — заявляла я с порога.

И интерес к актрисе Громовой резко падал. Какому директору театра нужна лишняя головная боль? Мне бы у коллег поучиться, посмотреть, как они для начала на все соглашаются, получают роли, а потом уж решают вопросы московской прописки и жилплощади. Но подсказать было некому. К тому же я боялась остаться на улице, попасть в зависимость, не понимая, что такова актерская профессия по определению.

В итоге единственным театром, который готов был предоставить мне служебную площадь, оказался Новый драматический. Я показалась тогдашнему худруку Борису Александровичу Львову-Анохину и была принята в труппу.

Театр этот находится на окраине, в конце Ярославского шоссе, до центра езды часа полтора, не меньше. Зато директор сразу же поселил меня в просторной комнате с высокими потолками. Две другие комнаты квартиры занимали наши актеры, с которыми мы душа в душу прожили несколько лет.

Мне тут же предложили роль в спектакле «Журден», а потом и главную роль в пьесе Островского «Блажь». Я попала в руки режиссера, о встрече с которым можно только мечтать.

Львов-Анохин никогда не повышал на нас голос, не оскорблял, не унижал. Он сам актер, поэтому, наверное, натерпевшись от режиссерского произвола и хамства, старался труппу всячески оберегать. Я оставалась в зале, даже когда он репетировал с другими, сидела как завороженная. Жаль, что ни мобильного телефона, ни видеокамеры у меня не было. Не успела снять те репетиции, хотя отдавала себе отчет: Борис Александрович — глыба!

Узнав, что Львов-Анохин назначил меня на главную роль в спектакле «Московские истории о любви и браке», страшно обрадовалась. Пусть играть предстояло в очередь с Мариной Яковлевой, зато это настоящая работа. Мы провели несколько репетиций, все складывалось удачно. А потом меня перестали на них вызывать, хотя я все еще значилась в распределении.

Недоумевала: в чем дело? Пока коллеги не просветили. Оказывается, Яковлева приревновала меня к роли и, видимо, поставила режиссеру ультиматум: «Или я, или Громова».

Борис Александрович разборок в своем театре не терпел, они его — человека тонкого и интеллигентного — выбивали из колеи. Как режиссер он сделал выбор в пользу крепкой ухватистой актрисы. Знал, чего от нее можно ждать, и погасил конфликт в зародыше. Я сыграла эту роль позже, при другом главном режиссере. А тогда хоть не была обделена работой — выходила на сцену в постановках с приглашенными звездами: Спартаком Мишулиным, Верой Васильевой, — все-таки обиделась. Если бы Львов-Анохин вызвал меня к себе, по-человечески поговорил, объяснил ситуацию, я бы все поняла. Но он этого не сделал...

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Мушкетеры и Высоцкий

Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Мушкетеры и Высоцкий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Принц Гарри (Prince Harry) Принц Гарри (Prince Harry) член британской королевской семьи
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй