Владимир Юматов. Игра на повышение

При жизни Германа на «Ленфильме» господствовал его культ. Утром меня встретила помощница режиссера Ольга.
Сергей и Алексей Юматовы Сережа успешно трудится в агентстве ТАСС, Алеша оканчивает лингвистический университет Фото: Геворг Маркосян

Несколько сцен снимали в реальном одесском СИЗО. Наши вагончики поставили в пространстве между двумя тюремными корпусами. Сидельцы у зарешеченных окон громко и предельно откровенно обсуждали выступающие части тела наших киношных барышень. И уж совсем неуютно нам стало, когда на площадку привезли обед. Комментарии по нашей трапезе были такими образными, что кусок буквально застревал в горле.

Несколькими месяцами позже Урсуляк позвал озвучить закадровый текст «Ликвидации», и после выхода фильма меня пригласили на «Ленфильм»: Алексей Юрьевич Герман, услышав мой голос в сериале, захотел попробовать на озвучании закадрового текста в своей уже смонтированной картине «Трудно быть богом». Я недолго думая покатил в Питер к гениальному режиссеру. Если бы знал, что меня ждет!

Чтобы в полной мере описать все мытарства, связанные с этой работой, надо обладать гением Булгакова и вспомнить его «Театральный роман». Дело в том, что при жизни «великого и ужасного» Германа на «Ленфильме» господствовал его культ. Утром меня встретила ассистентка и помощница режиссера Ольга. На безобидный вопрос, у кого сейчас снимаюсь, не без гордости назвал фамилию Михалкова...

За этим последовало остолбенение! Я в долю секунды понял, что большего хамства и наглости допустить не мог. Голос мгновенно побледневшей Ольги сорвался на энергичный шепот: «Никогда, слышите, ни-ког-да и ни при каких обстоятельствах не называйте эту фамилию при Алексее Юрьевиче. Это же так очевидно!» А поскольку для меня сказанное оказалось не совсем очевидным, она срочно очертила круг из еще нескольких «неупоминантов». Помню, что среди лишенцев почему-то оказался и любимый мною режиссер Эрнест Ясан.

Перед кабинетом Германа в небольшом предбаннике томилась в броуновском движении кучка поникших тревожных людей, оказавшихся избранными членами съемочной группы. Я был представлен им по очереди с перечислением всех званий, регалий и заслуг каждого. А затем дверь кабинета вроде бы сама собой приоткрылась, и вероятно оттуда последовал какой-то знак, потому что Ольга жестом пригласила меня внутрь, куда тут же бесшумно вслед за мной протекли все остальные.

Герман восседал с тростью в руках в середине большого кожаного дивана. Светлана Игоревна Кармалита — неизменная муза великого режиссера, помощница и просто жена — напротив за столом. Мне тоже был предложен диван, и я, поблагодарив, примостился на его краешке. Последовала пауза, во время которой члены группы выстроились по периметру кабинета. Представили еще раз, теперь уже — Самому. Некоторое время он пристально разглядывал меня в полной тишине, затем сказал: «Я думал, что вы не такой, а... совсем другой...»

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Марьяна Полтева. Подарки судьбы

Марьяна Полтева. Подарки судьбы






Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Альбина Джанабаева Альбина Джанабаева певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй