Друг Влада Галкина: «Влад не мог понять, почему его с таким рвением пытаются уничтожить»

Близкий друг Владислава Галкина рассказывает о трагической смерти актера и разбирается в причинах произошедшего.

Но людям этого не объяснишь. Всего ничего на выставке и пробыли, через пять минут сбежали.

В автосалонах Владу еще хуже приходилось. Образ рубахи-парня из «Дальнобойщиков», доброго, крепкого и смелого, у люмпенизированного народца воспринимался как сигнал «пойдем выпьем, обнимемся, побратаемся». Требовали: «Распишись мне в паспорте!» Влад вначале вежливо реагировал: «Ну, ты понимаешь, документ будет недействителен, найди что-нибудь другое, дам автограф». — «А давай на спине... на руке... на лбу». Конечно, это бесило, но он сдерживался. В очень редких случаях мог гавкнуть: «Иди ты...» Из-за таких поклонников, собственно, «Дальнобойщиков» и не любил. А вот «Диверсант» ему нравился, «В августе 44-го...»

тоже. Жаль, что «Котовского» так и не увидел, мне кажется, он там самого себя сыграл.

На съемках продолжения «Диверсанта» Владу не повезло: повредил коленный сустав, он же все трюки сам выполнял. Пришел к нему в больницу, спрашиваю:

— Как случилось-то?

— Прыгнул с высокого парапета и попал левой ногой на мокрую шпалу, она в траве лежала, ее не заметили и не убрали. А на мне офицерские сапоги на скользкой кожаной подошве. Нога вывернулась в обратную сторону. Вышиб мениск. Прибежал врач, заморозил, вроде боль утихла. Режиссер говорит: «Потихонечку работаем дальше» — снимать же надо. И я думаю: «Вроде как болит, но не смертельно».

Влад говорил, что есть моменты, которые должны оставаться тайной. Но если эти «тайны» порочат имя моего друга, надо внести ясность Влад говорил, что есть моменты, которые должны оставаться тайной. Но если эти «тайны» порочат имя моего друга, надо внести ясность Фото: Павел Щелканцев

Влад рассказал, что в следующей сцене сигал вниз со склона, а там в узком месте стояли другие актеры. Ладно бы просто прыгал с высоты, так еще ППШ в руках. Понятно, что он смотрел на актеров, чтобы не ударить никого железкой по голове, они же без шлемов были. Семь дублей нормально все проходило, а на восьмом кто-то догадался положить ему под ноги мешки с песком, чтобы смягчить приземление. Он ногой попал между ними, и это уже было все.

— Ну и кто виноват? — злился я. — Продюсеры, потому что не остановили съемку? Режиссер?

— Да никто. Я один. Когда понял, что повредил мениск на шпале, должен был сказать: «Стоп!» Но не стал. А как же: надо сниматься, нельзя подвести людей. Дурак, короче!

Вроде как все понимает, говорит умно, а выписался — и опять на площадку. И снова везде сам. Понятно, каскадеров мы не берем, мы сами с усами! У нас же гордость пацанская. Съемки срывать тоже не будем, потому что нельзя людей подвести — это святое. Другой вопрос: почему этим пользовались, почему позволяли с тяжелой травмой бегать и прыгать? Укололся, перевязался — и вперед, а потом две недели в больнице. Оттуда опять на съемки и опять в палату. Девять операций. Чистили, влезали, вынимали, заливали, промывали... Почти год мучился с ногой, каждая сцена надрывала мениск.

И Даша, и отец с мамой, и друзья требовали: «Прекрати немедленно сниматься без дублера!» Но разве человек, который прыгал с парашютом, ездил на всем, что ездит, скакал на всем, что скачет, — мог смириться со своей физической проблемой?

Бегал до того момента, пока сниматься стало невозможно. Боль в ноге дикая: в больнице занесли инфекцию, он практически потерял коленный сустав.

Одиннадцать суток Влад овощем пролежал в гнойном отделении, ничего не соображал. Температура за сорок, то в лихорадке трясется, то потом обливается, бредить начал. Представить страшно: в колене было три дырки, через которые врачи то промывали сустав, то мази туда закачивали. Влад не жаловался, не стонал, но много позже признался мне: «Когда в себя приходил, даже о смерти думал — такая адская боль была».

Та же Даша, которую позже обвиняли в корысти, совершала тогда поступки, которые должны быть оценены. Как и я, полную смену у постели сидела, кашей с ложки мужа кормила, судно подкладывала, ночью в коридоре на каталочке спала.

Все делала спокойно, без суеты и лишних нервов: уверен, что переживала за Влада, но сдерживала свои эмоции. Для тяжелобольных людей очень важно, чтобы никто не взрывал их психику. Думаю, эта забота большую роль сыграла в выздоровлении Влада.

Елена Петровна в клинику не приезжала. Она не очень здоровый человек. Бориса Сергеевича я в палате тоже не видел, но Влад много раз говорил, что благодарен отцу за помощь, подробностей не знаю.

Галкин есть Галкин. Немного оклемался — сразу включился во внешний мир. Звоню ему:

— Я купил машину.

— Да ну, чудовищно интересно! — было у него такое любимое словечко.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Алла Пугачева Алла Пугачева певица, актриса, телеведущая, музыкальный продюсер, педагог
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй