Екатерина Маркова. Мой ангел

Никто другой мой чудовищный, «скорпионий» характер и месяца бы не выдержал, а Тараторкин терпит уже сорок лет.
Глядя на сестру полными слез глазами, Филипп закричал: «Чертова баба! Целыми днями только жрет и орет! А мне вагон уроков задали!» Глядя на сестру полными слез глазами, Филипп закричал: «Чертова баба! Целыми днями только жрет и орет! А мне вагон уроков задали!» Фото: Из личного архива Е. Марковой

Когда я начала публиковаться в «Юности», после выхода каждого рассказа, каждой повести непременно звонил:

— Слушай, неужели сама написала?

— Сама.

— Прочитал на одном дыхании. Если бы ты знала, как я тобой горжусь!

Как-то Станислав Иосифович вместе с женой Ниной Евгеньевной Меньшиковой (замечательной актрисой и великой женщиной!) пришли на премьеру в Дом кино. Я тоже там была. Выйдя из зала, столкнулись у гардероба.

— Ты не уходи, — сказал Ростоцкий. — Мы тебя до дома довезем.

— Спасибо, не нужно. Я на машине.

Станислав Иосифович был поражен до глубины души:

— Как «на машине»? Ты что, умеешь водить?!

Я, смеясь, пожала плечами:

— Да. Весь гонорар от «Зорь» потратила на покупку одиннадцатой модели.

— Нинка, — обратился Ростоцкий к жене, — представляешь: этот ребенок — за рулем! — и, повернувшись ко мне, решительно заявил: — Я должен посмотреть, как ты трогаешься с места!

— Станислав Иосифович, я уже больше года за рулем!

— Хочу посмотреть! — упрямо тряхнул головой Ростоцкий и выскочил на январский мороз в одном пиджаке.

Конечно, машина — как назло — заглохла.

Но вторая попытка оказалась удачной, и проезжая мимо, я перехватила полный умиления и гордости взгляд Ростоцкого.

С Ниной Евгеньевной мы встречались уже после того, как один за другим ушли ее муж и сын. Помню ее страдающие глаза, когда она призналась: «Знаешь, Катя, а ведь Стася и Андрюша приходят ко мне каждую ночь...» Между внезапной кончиной Станислава Иосифовича и трагической гибелью Андрея прошло всего девять месяцев. Как, не успев оправиться от одного удара, эта удивительная женщина смогла устоять перед вторым? И смогла ли? У какой матери найдутся душевные силы перенести смерть своего ребенка?

Я смотрела на Нину Евгеньевну и вспоминала страшные события тридцатилетней давности, когда моему новорожденному сыну врачи вынесли приговор: «Нежизнеспособен. Если нам даже удастся его вытащить, девяносто процентов из ста, что ваш ребенок останется, мягко говоря, проблемным».

Спас Филиппа, а вместе с ним и меня, гениальный педиатр и удивительный человек Вячеслав Александрович Таболин. Месяц мы провели в роддоме под его присмотром, потом еще два — в палате-боксе ЦКБ. Капельницы, уколы, кислородная маска на крошечном личике. Даже сейчас, когда перед глазами встает эта картина, меня пробивает холодный пот.

Страх за сына дамокловым мечом висел надо мной на протяжении шести лет. Напряжение чуть-чуть отпустило и я перестала вскакивать по ночам, прислушиваясь: дышит—не дышит, только после того как, в очередной раз обследовав Филиппа, Таболин сказал: «Мы оба с тобой можем выдохнуть.

Мне как врачу не положено верить в чудеса, но это настоящее чудо. Если честно, не понимаю, в какую щелочку Филипп пролез к жизни. Но пролез! Теперь это очевидно. Видимо, какой-то твой, Катюша, сибирский прапрапрадед-богатырь протянул мальчику руку и вытащил».

К четырем годам Филипп свободно читал, знал наизусть десятки стихов — причем не детских, а Блока, Мандельштама, Пастернака, Есенина. А в шесть стал проявлять горячий интерес к политике. Его утро начиналось с похода к почтовому ящику, из которого извлекалась газета «Правда». За завтраком орган ЦК КПСС прочитывался от корки до корки, после чего домашние слушали короткий пересказ статей и заметок с весьма дельными комментариями.

Как-то вернувшись после спектаклей домой, мы с Юрой увидели: стены гостиной сплошь увешаны портретами руководителей КПСС.

Ошалело озираясь по сторонам, я охнула:

— Боже мой! Откуда это безобразие?

Опекавшая сынулю во время нашего отсутствия няня — баба Тамара — виновато развела руками:

— Филипп сказал, что ему в книжный магазин надо. Ну, я думала, сказки какие прикупить — согласилась. Приходим, а он сразу к продавщице: «Дайте мне, пожалуйста, портреты всех членов Политбюро».

Впоследствии и мы, и наши гости не раз становились зрителями уникального концерта: Филипп снова развешивал портреты и по очереди изображал взиравших со стен вождей.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Степан Разин. Загадка Ваенги

Степан Разин. Загадка Ваенги





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Сергей Юрский Сергей Юрский актер театра и кино, театральный режиссер, кинорежиссёр, сценарист
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+