Анна Фроловцева. На другом берегу

«Произношу эти слова, а сама думаю: только бы не разрыдаться. Юра, Юрочка, как же мне тебя не хватает!»
В больнице Юру связали и что-то вкололи. Когда показали мужа профессору Игорю Завалишину, тот спросил: «Зачем вы мне привезли труп?» В больнице Юру связали и что-то вкололи. Когда показали мужа профессору Игорю Завалишину, тот спросил: «Зачем вы мне привезли труп?» Фото: Павел Щелканцев

А на следующий день вроде все в порядке. Но он ведь сам врач, понимал, что необходимо провериться. Двадцать первого апреля мы ходили в Большой театр на скандальную оперу «Дети Розенталя». В театре ему стало совсем нехорошо: еле домой дотащила, фактически на себе.

В больницу Юра ехать отказывался. Не хотел подвести актрису, которую лечил: на пятнадцатое мая у нее была назначена премьера. Правдами и неправдами уговорила его сходить хотя бы в поликлинику. Уже оттуда мужа увезли в больницу на «неотложке».

Вначале подозревали инсульт. Когда, оставив Юру в палате, уезжала домой за тапочками и полотенцем, знакомый врач провожал словами: «Пока обернешься — мы ему все сделаем.

Через неделю будет как новенький». Но мужу на глазах становилось хуже. Вот уже и речь совсем нечленораздельная, и с движениями серьезные проблемы. Первого мая случился первый приступ. Как раз была Пасха, я привезла кулич освященный, яйца. Вижу: Юра вроде бы поел, разговелся. А потом вдруг, совершенно неожиданно, его разум помутился: начал меня гнать. Да с такой агрессией!

Мне объясняли, что мужики после инсульта бывают не в меру раздражительны. Но приступы учащались. Когда к Юре возвращался разум, он ничего не помнил. Смотрит на меня, понимает, что сделал что-то плохое, а спросить боится. Этот умоляющий вопросительный взгляд мне уже никогда не забыть. Муж ведь всегда был очень деликатным.

Звонит как-то ночью страшно раздраженный: очки украли! Утром я их нашла, просто завалились куда-то в палате. Юра очень переживал: «Ой, как неудобно, а я на медсестер накричал. Надо обязательно извиниться». И вдруг — рр-раз! — и на меня глядят уже совершенно безумные глаза.

Приступы начинались неожиданно. Я никого в больницу не пускала: не хотела, чтобы мужа видели в таком состоянии. Приходили только близкие родственники и наш друг кинорежиссер Женя Герасимов. Привозили девятимесячную внучку Анечку. Она ползает у Юры по животу, агукает, а я стою рядом ни жива ни мертва, молюсь: не дай бог «это» начнется. Страх был безумный, даже не передать — какой страх.

Врачи разводили руками. Не знали, как лечить, и дали мне «зеленую» улицу.

Я подняла на ноги всех неврологов Москвы. Но тут мужа перевели в другое отделение. Он ведь был очень сильным: во время приступов врачи уворачивались, чтобы синяков не получить. Мог увечье и себе причинить, в окно выпрыгнуть. Вот его и решили перевести с четвертого этажа на первый. А там отделение, в котором лежат одни бомжи да алкоголики.

Утром приезжаю, а санитары меня не пускают. Говорят: «Не положено». Даже сейчас не могу вспоминать спокойно. Такое им кричала, что, наверное, вообще нельзя говорить людям. Но мне было все равно: боролась за мужа. До последнего Юриного вздоха была уверена, что вытащу. Хваталась за любую соломинку. А санитарам было на него наплевать. И на то, что тоже врач, и на то, что не алкаш. Им просто хотелось спокойно спать ночью.

С моими внучками Полиной и Аней С моими внучками Полиной и Аней Фото: Из архива А. Фроловцевой

Я все-таки прорвалась к мужу и увидела, что у Юры синие руки. Значит, когда у него начался приступ, его связали. И что-то вкололи. Больше Юра в себя не приходил. Когда мы показали его светилу неврологии профессору Игорю Завалишину, тот только спросил: «Зачем вы мне привезли труп?»

Но я все равно продолжала надеяться. Днем двадцать седьмого мая брат Юры отпустил меня из больницы, где все время ночевала, приготовить какой-нибудь еды. Через силу, но мне удавалось все же кормить мужа. Я поставила варить мясо и побежала на службу в церковь, хотела поговорить с батюшкой. В храме вдруг спохватилась, что забыла снять с огня кастрюлю. Отчего-то так нехорошо сразу сделалось. Я выскочила со службы, метнулась домой, потом вновь вернулась в церковь... Вечером того дня Юру увезли в реанимацию, из которой он уже не вышел.

На похоронах я никому не разрешала плакать.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Мушкетеры и Высоцкий

Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Мушкетеры и Высоцкий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Елизавета Боярская Елизавета Боярская актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+