Анна Фроловцева. На другом берегу

«Произношу эти слова, а сама думаю: только бы не разрыдаться. Юра, Юрочка, как же мне тебя не хватает!»
До свадьбы мы с Юрой договорились, что если кто-то из нас влюбится, будем честны и расстанемся по-хорошему До свадьбы мы с Юрой договорились, что если кто-то из нас влюбится, будем честны и расстанемся по-хорошему Фото: Из архива А. Фроловцевой

Как-то играли спектакль «Долги наши», где у нас с партнером Володей Корниловым страстная любовная сцена. Перед третьим звонком прибегает Вовка:

— Юра пришел на спектакль!

— Ну и что?

— Ну, неудобно все-таки. У нас любовная сцена, а твой муж — в зале.

— Вов, ну ты чего? Мы же работу работаем! Зритель заплатил свои рубль пятьдесят? Ну так и выдай ему на «рупь пятьдесят».

Но Корнилов так и не успокоился. Всю любовную сцену мы промучились: я к нему — он от меня. Всячески уворачивался, разве что не отшатывался.

После спектакля Юрка подошел к Корнилову: «Эх ты, Вова! Совсем, оказывается, любить не умеешь!»

В театре друг о друге говорят разное, не зря его называют «террариумом единомышленников». Случалось, меня обвиняли в том, что ради роли с кем-то переспала. Рыдаю в подушку, а Юрка успокаивает: «Какой же я счастливый мужик! Все мечтают переспать с моей женой!»

Сразу после свадьбы мы оказались одни в чужом городе. В Челябинск Юру отправили по распределению. И я, как жена декабриста, последовала за мужем. Меня звали в столичные театры, но свободный диплом взяла практически не раздумывая. В первую очередь мне хотелось стать хорошей женой. Никогда не была тщеславной и ни разу в жизни не сделала ничего ради карьеры. Но работу свою всегда любила и бросать не собиралась.

Оказавшись в Челябинске, поступила в труппу местного драматического театра.

Комнату мне дали совсем рядом с театром. Сегодня он носит имя режиссера Наума Орлова и размещается в холодной мраморной глыбе. А тогда назывался в честь революционера Цвиллинга и занимал симпатичный огороженный особнячок. Поодаль, рукой подать, стояло здание Юриной поликлиники. В перерывах между репетициями артисты выходили подышать воздухом. Сижу на лавочке, смотрю на свои окна. Ой, а вон и Юрка на балкон вышел. Кричит:

— Аня, разогревать?

— Разогревай, разогревай.

Когда мы только поженились, я выступила: «Юра! Если ты думаешь, что встану к плите, то жестоко ошибаешься.

Когда малыш родился, мы назвали его Денисом. Мне всегда нравился Денис Давыдов. Он такой... с перчинкой. И сын получился «с перчинкой» Когда малыш родился, мы назвали его Денисом. Мне всегда нравился Денис Давыдов. Он такой... с перчинкой. И сын получился «с перчинкой» Фото: Из архива А. Фроловцевой

Я — артистка!»

Однако готовить начала как миленькая. Там подсмотрела, здесь прочитала, тут додумала и мало-помалу всему научилась. Да и как иначе? Ведь если любишь человека, всегда хочется его вкусно накормить, доставить удовольствие.

Вообще, я убеждена, что решение уехать из Москвы было мудрым. Нам никто не мешал, но и не помогал: держаться могли только друг за друга. Именно в Челябинске сформировалась наша семья. Может, оттого и прожили столько лет в любви и согласии, что начало у нас было трудное, безденежное, коммунальное.

Из Москвы мы привезли дорожку на пол. В Челябинске купили кровать. Из театра притащили два стула и стол.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Читайте также

Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Мушкетеры и Высоцкий

Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Мушкетеры и Высоцкий

Костя Цзю Костя Цзю Боксер (первый полусредний вес), тренер по боксу, продюсер, общественный деятель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте