Ирина Лобачева. Исповедь «Снежной королевы»

«Друзья меня осуждали. Некоторые крутили пальцем у виска: «Зачем ты это делаешь?Ты же уходишь от миллионера!».
Илья Авербух Илья Авербух Фото: ИТАР-ТАСС

Каждый тянул одеяло на себя. Но положа руку на сердце, признаю, что из нас двоих Илюша более мягкий и спокойный. Если мы сильно ссорились, он хлопал дверью и убегал, чтобы не наговорить в запале лишнего, прийти в себя, остыть на свежем воздухе.

Дома же мы стали общаться спокойно. Уже не считались, кто и что будет делать. Илья после пяти напоминаний мог и квартиру пропылесосить. Ездил в магазин за продуктами. В семейной жизни вопрос «Кто круче?» нас больше не волновал. Останься мы в Америке, может, и сейчас жили бы вместе.

Под руководством Натальи Владимировны мы год от года становились сильнее. А потом я получила жуткую травму. Ударилась коленом, да так, что два месяца не могла выйти на лед.

«Ничего страшного, — сказали американские доктора.

— Пейте обезболивающее и прикладывайте холод».

Вот я и прикладывала. А боль все не отпускала. Я тогда не догадывалась, что врачи в Штатах не торопятся в таких случаях брать на себя ответственность, влезать в «международные» проблемы.

Илья переживал за меня, мотался со мной по врачам. Одна процедура, которая позволяла быстрее восстановить мышечную массу, была просто невыносима! Ногу затягивали в специальный сапог, сквозь который пропускали разряд тока. Безумная боль! Илюша всегда стоял рядом и держал меня за руку. Оказавшись в России, я прошла обследование в ЦИТО у Анатолия Корнеевича Орлецкого.

Когда сделали рентген, оказалось, что я каталась с оторванной чашечкой, тремя трещинами мениска и раздробленным хрящом. Операция, которую планировали уложить в сорок минут, продлилась два часа, и, слава богу, все обошлось. Но это было уже после чемпионата мира и Олимпиады, а тогда я, не зная, насколько все серьезно, продолжала кататься.

Когда мы приехали на Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити, первое, что увидели в «Русском доме», — газету, в которой расписывались недостатки и проблемы русской пары Лобачева—Авербух. Мол, при самом лучшем раскладе из-за травмы партнерши им ничего не светит кроме пятого места. Мы еще не вышли на лед, а нас уже приговорили, было очень обидно. И про Ягудина написали, что он все равно проиграет Плющенко.

Даже Россия в то время в нас не верила. И на Лешку, и на нас с Ильей психологически давила такая атмосфера. Но проявился характер, закаленный годами большого спорта. Сказала себе: «Я докажу!»

Сегодня смотрю видеозаписи нашего выступления и считаю, что мы тогда выиграли. Но ситуация в парном катании сложилась «политическая»: отдать все «золото» олимпийского фигурного катания русским федерация не захотела. Вопрос решился за счет нашей танцевальной пары, которой присудили «серебро». А «золото» получили французы — Анисина и Пейзера. Марина всегда была на коне и постоянно нас обыгрывала. У них с Ильей происходило некое закулисное противоборство. Бывшая партнерша, проходя мимо, запросто могла сказать «приятное», чтобы вывести его из равновесия. Психологическая атака в спорте — испытанное и сильное оружие.

Ирина Лобачева с сыном Мартином Ирина Лобачева с сыном Мартином Фото: Марк Штейнбок

Илья всегда переживал из-за ее выпадов. Меня же сложно выбить из колеи, практически невозможно. Я умею закрыться, опустить жалюзи, злопыхателям мою оборону не пробить. «Снежная королева» умеет защищаться.

Уже на следующих соревнованиях мы доказали свое право на «золото», став чемпионами мира, а затем и Европы. А в 2003 году уступили первую ступень мирового пьедестала в ситуации, очень похожей на «олимпийскую». Турнир проходил в США, канадская пара заявила, что уходит, и Штаты на прощание решили подарить соседям «золото». Два раза судьба сыграла не в нашу пользу.

Что было — то было, что сейчас вспоминать? Детей медалями не накормишь. Главное, что у нас с Ильей получилось в жизни дальше. Я считаю, нам повезло.

Очень часто спортсмены теряют себя, закончив карьеру, не знают, чем заняться. Им не хватает образования, все силы и способности отданы спорту, а возраст уже не юный, чтобы начинать все заново и садиться за институтские учебники. Они словно малые дети, которым в тридцать пять предстоит научиться ходить. Мужчины начинают прикладываться к бутылке, женщины пытаются найти себе состоятельного мужа, способного взять на себя решение житейских проблем. И у нас все могло сложиться так же. Но у Ильи была мечта. Он хотел сделать ледовый тур. Еще за пять лет до возвращения в Россию говорил мне: «Хочу, чтобы на родине было шоу не хуже, чем у Тома Коллинза».

Сыграло свою роль и то, что нас, уже именитых спортсменов, ни разу не пригласили участвовать в американских проектах. Мне кажется, затаенная обида стала для Ильи стимулом, чтобы организовать свое дело.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Константин Эрнст Константин Эрнст генеральный директор ОАО «Первый канал»
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй