Лариса Шахворостова. Трудное счастье

«В новой семье Алексея уже росли трое детей, когда однажды он позвонил мне».

— Я и сам собирался... Конечно, ты должна жить здесь.

Он мог предъявить права на квартиру, но не стал этого делать. Поступил достойно, по-мужски.

Со времени нашего расставания прошло несколько лет, в новой семье Алексея уже росли трое детей, когда однажды он позвонил мне: «Я разбирал бумаги и нашел твое стихотворение. Оно написано незадолго до того, как ты ушла. Прочитав, я понял причину... Жаль, что обнаружил листок только сейчас. Хотя... случись это сразу после нашего расставания, вряд ли бы стихотворение что-то объяснило — тогда меня захлестывали эмоции: гнев, обида...»

Кажется, это был наш последний с Алексеем разговор. О том, что теперь Тотунова называют одним из самых успешных бизнесменов России, о проектах возглавляемой им компании Talex Group я узнаю из теленовостей и газет.

Искренне радуюсь его успехам, но нет-нет да и вспомнятся слова коллег Леши по институту Бакулева, прочивших ему будущее выдающегося хирурга...

Тот последний звонок Алексея ничего не мог изменить ни в моей, ни в его судьбе. Но я вздохнула с облегчением: «Понял — значит, простил». А для меня его прощение было важно. Может, даже важнее, чем прежде. Я уже встретила и полюбила Сережу — и меньше всего хотела тащить в новую жизнь прошлые обиды.

Мы познакомились на пробах фильма «Простодушный». Меня на роль Мадлен утвердили сразу, а вот главного героя не могли найти очень долго. С кем я только не пробовалась, прежде чем появился питерский актер Сергей Маховиков.

Играем с ним один эпизод, второй...

Краем глаза замечаю: режиссер картины Евгений Гинзбург довольно потирает руки. Соглашаюсь с режиссером: лучшего кандидата на роль Геркулеса де Керкабона просто быть не может! Но отдавая должное достоин­ствам партнера: талантлив, мужественно красив, музыкален — не могу отделаться от ощущения, что немного его побаиваюсь. Пугают неординарность Сергея, его серьезность, сосредоточенность на внутренней жизни.

В перерывах между эпизодами народ пил чай, травил анекдоты, дремал в тени деревьев. А Маховиков что-то записывал в блокнот, с которым не расставался, или, обхватив голову руками, подолгу сидел, погрузившись в свои мысли.

Фото: Павел Щелканцев

Потом вдруг вскакивал, подлетал к Гинзбургу: «Надо переснять первое свидание Геркулеса и Мадлен! У нас получилось пошло, а так нельзя! Это не вписывается в рисунок образа. Его приставания должны быть не скабрезными, а смешными и трогательными».

Иногда их споры затягивались — Сергей не успокаивался до тех пор, пока режиссер не соглашался с его аргументами. А случалось, настроившись на долгую борьбу, тут же получал «добро». Едва выслушав Маховикова, Гинзбург кивал: «Ты прав. Так и будем делать».

Поначалу ни о каком романе и речи не было. Даже за пределами съемочной площадки мы были полностью погружены в процесс: так и этак крутили эпизоды, в которых предстояло сниматься, переиначивали реплики, перестраивали сцены.

Старшие коллеги: Зиновий Ефимович Гердт, Армен Борисович Джигарханян, Лариса Ивановна Голубкина, Николай Караченцов, Александр Абдулов — постоянно над нами подтрунивали, звали «шерочкой с машерочкой» и, кажется, были уверены, что между Мадлен и Геркулесом уже «все состоялось». А мы между тем держались на «пионерском» расстоянии. Некоторый романтизм в отношениях проклюнулся после того, как Серега напился.

Джигарханяну привезли в подарок чачу. Армен Борисович принес ее на ужин, и Маховиков, не ведая о коварстве напитка, употребил несколько рюмок. Я как истинный друг вызвалась проводить его в номер. Доставила, уложила и вернулась к веселой компании. Через пару часов пошла проведать. Постучав, спросила через дверь: — Сережа, ты как?

— Нормально.

Пойдем, погуляем?

И мы отправились среди ночи гулять по набережной Ялты. Любовались золотой дорожкой на иссиня-черной глади, слушали звучавшую из прибрежных кафешек музыку. А потом Сергей читал мне своего любимого Гумилева:

Соловьи на кипарисах,

и над озером луна,

Камень черный, камень белый,

много выпил я вина. Стихотворение «Пьяный дервиш».

Спустя какое-то время Маховиков будет уверять, что напился «от восторга чувств»: дескать, именно в тот вечер, за ужином, понял, как горячо и страстно влюбился.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Борис Вишняков: «Моя жизнь с Машей Шукшиной»

Борис Вишняков: «Моя жизнь с Машей Шукшиной»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Марина Анисина Марина Анисина фигуристка
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй