«Гремлины», реж. Джо Данте фото
{{ label }}

«Гремлины»: не дарите монстров на Рождество

Семейное кино для тех, кто не любит милые сказки.
Никита Лазаренко
|
08 Декабря 2021
1984
комедия, фантастика, ужасы
Режиссер Джо Данте
США
IMDb7.3
Кинопоиск7.3
7.3

«Гремлины» — классическое рождественское кино, снятое не так, как принято. Здесь нет Санта Клауса, неожиданных чудес или торжества семейных ценностей. Зато тут есть необычный подарок — Могвай. Это странное, но невероятно трогательное существо, чем-то напоминающее гибрид Чебурашки и кукол Фёрби (в числе последних даже выходили экземпляры по мотивам «Гремлинов»). Вот только люди оказались к нему не готовы. 

Сам фильм стал редким удачным представителем жанра «семейный ужастик». Формально тут есть все, что нужно для настоящего праздничного кино, но режиссер Джо Данте при поддержке продюсера Стивена Спилберга не стесняется нагнетать настоящее напряжение и заставлять зрителя реально бояться за судьбу героев. Добрые шутки в «Гремлинах» соседствуют с настоящими разрушениями и опасностью. Даже конец здесь, хоть и счастливый, но одновременно печальный.

«Гремлины», реж. Джо Данте, кино
«Гремлины», реж. Джо Данте
Фото: Кадр из фильма

Со времен «Гремлинов» почти никому не удавалось повторить подобный трюк и соединить несоединяемое (об одном из удачных примеров таких фильмов мы напишем позже). Позже Джо Данте уговорят снять продолжение, но он даже не попытается повторить прошлый успех, сделав из второй части неприкрытую сатиру, которая по-своему интересна, но уже совсем о другом. Попытки подражать «Гремлинам», вроде «Зубастиков», так и будут довольствоваться статусом фильмов категории B. 

Оригинальные же «Гремлины» до сих пор отлично смотрятся в любом возрасте.

Праздничное настроение не купить за деньги 

«Гремлины», реж. Джо Данте, кино
«Гремлины», реж. Джо Данте
Фото: Кадр из фильма

Непутевый изобретатель Рэндэлл Пельтцер отправился на поиски подарка для своего взрослого сына. Он заходит в маленький магазинчик, который держит загадочный пожилой азиат с внуком. Пельтцер видит там Могвая и пытается уговорить хозяина продать ему существо. Тот непреклонен — к такой ответственности еще никто не готов.

Впрочем, внук владельца магазина уверен, что деньги его семье важнее, и тайком передает Могвая Пельтцеру. Перед этим, правда, предостерегает: существо боится света, его нельзя мочить и кормить после полуночи. Пельтцера это не смущает: главное — подарок выйдет отличный.

«Гремлины», реж. Джо Данте, кино
«Гремлины», реж. Джо Данте
Фото: Кадр из фильма

Его сын Билли работает в банке и в целом не сильно преуспевает в жизни. Кажется, в семье только он регулярно зарабатывает деньги: мать следит за домом, а отец не теряет надежды продать свои сомнительные изобретения, среди которых, например, продвинутая пепельница и аппарат для разбивания яиц. Все они, конечно, регулярно ломаются.

Как назло, на Пельтцеров взъелась соседка миссис Дигл, которая объявила смертельную войну их псу — иногда он слишком увлекается игрой и устраивает беспорядок во дворе ее дома. 

«Гремлины», реж. Джо Данте, кино
«Гремлины», реж. Джо Данте
Фото: Кадр из фильма

В общем, время для нового питомца явно неподходящее, но слишком уж Могвай мил — Билли моментально к нему привязывается. К сожалению, пройдет совсем немного времени, и Билли нарушит все три правила. Оказывается, что от воды зверек моментально «размножается», выбрасывая из спины пушистые комочки, которые потом вырастают в таких же Могваев, а поев после полуночи, они перерождаются в куда более страшных и вредных монстров, которые не прочь испортить всем праздник.

«Гремлины» встречают нас уютной пленочной картинкой из 80-х, сказочной музыкой Джерри Голдсмита и закадровым голосом Пельтцера-старшего, настраивающим на добрую семейную историю. Все это останется с фильмом до самого конца, но режиссерское чутье Джо Данте, до этого снимавшего чистокровные хорроры, вроде «Пираний» и «Воя», не дает фильму стать наивным — чтобы монстры казались внушительнее, надо, чтобы они были опасны. 

«Гремлины», реж. Джо Данте, кино
«Гремлины», реж. Джо Данте
Фото: Кадр из фильма

Опасны они в первую очередь пренебрежением — монстры хотят веселиться, а все остальное, в том числе человеческие жизни, их не волнует. Абсолютное зло здесь олицетворяет их полосатый предводитель, но, кажется, только для галочки и эффектного финального противостояния. В остальном они похожи на утрированную версию общества потребления — все ради себя, на других наплевать.

«Гремлины», реж. Джо Данте, кино
«Гремлины», реж. Джо Данте
Фото: Кадр из фильма

Знаковая сцена здесь — захват кинотеатра. Гремлины разбирают на части фойе, заполняют зал и начинают смотреть «Белоснежку и семь гномов», подпевая прилипчивой песенке и явно получая удовольствие. Можно было бы порадоваться, что искусство положительно действует даже на самых заядлых подлецов, но это всего лишь передышка посреди разворачивающейся катастрофы — гремлины разорвут экран когтями и отправятся громить город дальше.

Праздник бывает разный 

«Гремлины», реж. Джо Данте, кино
«Гремлины», реж. Джо Данте
Фото: Кадр из фильма

Как ни странно, «Гремлины» — фильм приземленный. Ему не чужд нигилизм, а к основному конфликту он подходит, не делая скидок на то, что его будут смотреть дети. С местными монстрами борются всеми возможными способами, вплоть до разрубания в блендере и сжигания в микроволновке.

«Гремлины», реж. Джо Данте, кино
«Гремлины», реж. Джо Данте
Фото: Кадр из фильма

Герои сплачиваются не благодаря внезапным чудесам и спасительной доброте, а благодаря проблемам, которые они переживают вместе. Кейт, одна из главных героинь, рассказывает жутковатую историю о том, как она перестала верить в Санта Клауса после семейной трагедии, и к концу фильма она все еще в него не верит. Но верит, что на близких людей можно положиться. 

Миссис Дигл, которую можно назвать местной версией Скруджа, не изменится, увидев духов прошлого, настоящего и будущего, а встретит вполне закономерный конец. Джо Данте не склонен церемониться.

«Гремлины», реж. Джо Данте, кино
«Гремлины», реж. Джо Данте
Фото: Кадр из фильма

Ближе к концу фильма внешних признаков праздника почти не остается, и вывод получается неутешительный, но полный надежды: мы слишком просто превращаем хорошее и доброе во что-то извращенное и страшное. Но все же мы учимся на своих ошибках и когда-нибудь будем готовы к Могваю. А вместе с ним — к подлинному празднику.

{{ label }}