Александр Блок и Наталия Волохова. Снежный роман

Он пытался говорить о своих чувствах, но Волохова останавливала: «Любовь Дмитриевна была у меня на днях». — «Люба? И что она хотела?» — изумился Блок. «Вас дарила. Да только я не приняла. Простите!»
Поезд Блока уходил в семь утра. Обессиленный, он брел по Москве к Николаевскому вокзалу, осознав наконец, что судьба их отношений предрешена... Фото: Ю. Кобзев/Фотобанк Лори/Legion-media

Лето 1907 года выдалось жарким. Евгений Иванов стоял на Троицком мосту и смотрел на солнце, освещающее Выборгскую сторону, когда его окликнули. Обернувшись, он увидел соскочившего с конки Блока. Не успели друзья обняться, как к поэту приблизились две девушки-курсистки и восторженно выпалили: «Ах как вы красивы! Как вы хороши!» Растерявшийся поначалу Блок рассмеялся:

— Ты это видел? А она меня совсем не ценит.

— Трудно представить, что есть на свете женщина, которая осмелилась не ответить на твое чувство, — заметил Иванов. — Слышал, поклонницы даже целуют дверную ручку твоего подъезда.

Александр Александрович был и впрямь любимцем женщин: сероглазый, с красивым изгибом губ, густой кудрявой шевелюрой и словно замершим в задумчивости выражением лица. Он мог сразить любую, если бы пожелал. Лишь одна не поддавалась...

— Она на гастролях, а я тоскую, — грустно проговорил Блок.

— Давай, Саша, удерем в Шувалово, выкупаемся в озере, а потом на паровичке доберемся до Озерков, посидим в привокзальном буфете, — Рыжий Женя чувствовал, что другу надо выговориться.

Блок с радостью согласился. В Озерках в скромном вокзальном буфете сели за давно облюбованный столик у большого окна, выходившего на платформу. Из него были видны семафоры, шлагбаумы, пешеходный мост, перекинутый через Финляндскую железную дорогу, и проносящиеся мимо поезда. Откупорили бутылку вина.

Блок говорил о Волоховой, о том, что она не верит ему, считает, что их отношения — «только литература», о том, что устал от ее холодности, невозможности обрести простое человеческое счастье.

— Не вернуть нашей молодости, Женя! Порой я чувствую себя таким старым, пожившим.

— Да бог с тобой, Саша. О какой старости толкуешь? Тебе же только двадцать шесть. — Прозрачные глаза друга смотрели сочувственно. Вдруг намеренно некстати он спросил: — А помнишь, как я был шафером на вашей с Любой свадьбе?

— Да, Люба... Все думает, есть у нее актерский талант или нет. Все рвется куда-то.

Блок достал из бокового кармана кожаный портсигар. Рыжий Женя вообще-то не курил, но иногда одалживался у него папиросами «фабрики Чужого».

— А знаешь, моя Незнакомка возникла в окне из пара пролетевшего мимо локомотива, — сменил тему поэт.

— Сколько ты успел тогда выпить? — лукаво прищурился Иванов.

— Ты, Женя, необыкновенно мил, — засмеялся Блок. — С тобой плачешь, когда плачется, смеешься, когда весело.

Осенью вернулась с гастролей Наталия Николаевна, и вновь начались ежедневные встречи, поездки на острова, ночные рестораны. Она присылает ему на день рождения белые лилии. Не пускает в Театральный клуб на Литейном, где шла крупная игра в лото, к которой Блок одно время пристрастился. Запрещает пить...

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Вячеслав Воскресенский. Возвращение Финиста

Вячеслав Воскресенский. Возвращение Финиста



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Олег Янковский Олег Янковский актер театра и кино, кинорежиссер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй