Мария Альтман. Женщина в золоте

В середине января 2006 года огласили решение прошедшего в Австрии суда, по которому наследники получали права на все спорные картины Климта.
Фото репродукции картины Г. Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр I» Фото репродукции картины Г. Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр I» Фото: Akg-images/East News

В середине января 2006 года огласили решение прошедшего в Австрии суда, по которому наследники получали права на все спорные картины Климта. В стране началась форменная истерия. «Альтман, оставь нам нашу Адель!» — требовали пикетчики, улицы пестрели плакатами «Чао, Адель!».

«Если я сейчас умру, будет, конечно, эффектно. Но чертовски глупо, даже смешно. Надо взять себя в руки...» — глубоко вздохнув, пробормотала себе под нос миссис Альтман, стараясь унять колотящееся сердце. Два плотника в синей униформе откинули крышку квадратного ящика и осторожно достали картину, от которой исходило золотое мерцание. Все вокруг заглушил стрекот фотоаппаратов — событие-то явно не из рядовых: девяностолетняя жертва холокоста отсудила у Австрии ее национальное достояние!

Пожилая дама, слегка качнувшись, шагнула вперед, дотронулась до портрета и почувствовала на ощупь его шершавую поверхность. В ту же минуту гудящая толпа вокруг, репортеры, камеры, вспышки софитов — все-все растворилось и улетело прочь. А она сама, словно провалившись в какую-то бездну, перенеслась из США в Вену начала 1920-х годов, когда была не сухопарой старухой в огромных очках, а маленькой девочкой в молочно-белом муслиновом платье с атласным бантом в черных вьющихся волосах — Марией Блох-Бауэр.

— Не трогай картину, ты можешь повредить ее, — строгий голос матери заставил Марию отдернуть руку от сияющего полотна. Нет, никогда ей не стать такой же красавицей, как тетя Адель. И никто никогда не напишет с нее такого удивительного «золотого» портрета.

Малышка виновато потупилась, но все же задала вопрос, который давно мучил:

— А золото на картине настоящее?

— Ну конечно, глупышка! — рассмеялась мать. — Идем скорее, тетя и дядя ждут. Штрудель уже на столе!

Мгновенно забыв о портрете, Мария вприпрыжку поспешила за ней. Ох, как она любила субботний чай у дяди Фердинанда и тети Адель! И всю их огромную квартиру в доме 18 на улице Элизабетштрассе. Здесь было столько комнат, дверей и потайных уголков, что лучшего места для игры в прятки не придумать. А сколько красивых вещей: картины, вазы, часы, фарфоровые безделушки, резная мебель, портьеры с кистями, зеркала... И висящий в тетушкиной спальне сияющий, украшенный затейливым орнаментом портрет, который притягивал девочку как магнит.

В Вену ее отец Густав Блох с братом Фердинандом перебрались в самом конце 1890-х из Праги, где дед Марии владел сахарной фабрикой. После революции 1848 года и принятия новых законов евреи больше не считались в Австрии людьми второго сорта, так что местная иудейская община росла как на дрожжах, гостеприимно встречая соплеменников из Чехии, Румынии, России. И если дворцы в Старом городе по-прежнему принадлежали в основном немецким семействам, то в фешенебельных особняках за пределами снесенной императором Францем Иосифом I крепостной стены все чаще селились банкиры и промышленники иудеи, которые в прежние времена не смели покинуть гетто. 

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Маргарита Наскинова. Войти в клетку

Маргарита Наскинова. Войти в клетку





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Кэти Холмс (Katie Holmes) Кэти Холмс (Katie Holmes) актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй