Анастасия Воронина: «Постучалась к маме — не открыли»

«Я благодарю Лидию Федосееву-Шукшину за то, что дала мне жизнь».
Едва переступив порог, я словно услышала голос: здесь тебе будет хорошо! И действительно, дедушка Саша  с бабушкой Клавой носились со мной, как с принцессой. В Жердевке все завертелось вокруг меня Едва переступив порог, я словно услышала голос: здесь тебе будет хорошо! И действительно, дедушка Саша с бабушкой Клавой носились со мной, как с принцессой. В Жердевке все завертелось вокруг меня Фото: Фото из архива А. Ворониной

Про себя бесстрастно отметила: «У матери умер муж, а у Маши и Оли — отец». Да, по публикациям я знала, что у известной актрисы подрастают две дочери — мои сводные сестры, но была от них так же далека, как и от матери.

В десятом классе я надумала поступать во ВГИК и все-таки решила ей позвонить. Нет, я ни на минуту не допускала мысли о протекции, просто понимала, что могу случайно столкнуться с ней в институте, и хотела к этому подготовиться. Взяла у отца кинематографический справочник, нашла номер Федосеевой-Шукшиной Л. Н. и позвонила: «Здравствуй! Знаешь, кто тебя беспокоит? Настя Воронина». На другом конце провода повисла тишина. Мать явно растерялась: «А как ты узнала мой номер?» — «По справочнику...»

— «Как у тебя дела?» — «Живу в Киеве, заканчиваю десятый класс, собираюсь поступать во ВГИК, буду в Москве двадцатого», — на одном дыхании выпалила я и тут же попрощалась.

Спустя неделю на папино имя пришел перевод из Москвы — сто рублей. Видно, мать поняла, что платья и туфли нужны не только ее «родным» дочерям, но и мне. «Ты просила у нее денег?» — строго спросил папа, не называя бывшую жену по имени (он вообще о ней никогда не говорил). — «Да нет, просто позвонила, я ведь хочу поступать во ВГИК». — «Во ВГИК? Помилуй, дочь, ты хорошо декламируешь и прекрасно держишься, но этого мало. Надо серьезно готовиться!» «Готовиться? Да я и так все знаю! К тому же я талантлива. Нет уж, папочка, готовь других, а я и сама справлюсь!» — самонадеянно подумала я.

Талантом я считала свое умение по желанию заплакать, рассмеяться или примерить на себя какой-либо образ.

Папа не зря называл меня Матой Хари.

Двадцатого, как и говорила матери, я приехала в Москву. Папин друг прямо с вокзала повез меня к ней. «Ты этого действительно хочешь?» — спросил он. «Да!» — честно призналась я. Дверь мне никто не открыл. Одна соседка сказала, что Лидия Николаевна уехала на дачу, другая — что она дома. Тогда я села на лавочку у дома — думала: может, появится? Затем оставила у соседки для мамы коробку конфет и уехала.

На вступительных экзаменах прочла монолог Артура из «Овода» и отрывок из Бальмонта. «Почему монолог мужчины? Почему Бальмонт?» — спросил Сергей Бондарчук.

И я, шестнадцатилетняя пигалица, заявила с вызовом: «А мне нравится!» Но вот когда он заметил: «Шея коротковата», — у меня просто дыхание в зобу сперло. Я-то считала себя красавицей! Тем не менее второй тур я прошла, а вот третий завалила.

Ехать домой было стыдно, я позвонила папе и сообщила, что уезжаю в Жердевку. «Может, попробуешь в киевский театральный? Я помогу!» — заволновался отец. Но я-то считала его едва ли не деспотом и решила не возвращаться. В Жердевке я рассказала дяде Лене, что провалилась во ВГИК. Он воскликнул: «Так ведь у нас в Тамбове есть московский филиал Института культуры!» В итоге я подала документы на факультет режиссерско-актерского мастерства — и поступила!

Поселившись в общежитии, воспрянула духом.

Лаура оказалась как две капли воды похожей на папу — те же точеные черты лица и оливковая кожа.  Анастасия с дочерью на отдыхе в Алуште, 1988 г. Лаура оказалась как две капли воды похожей на папу — те же точеные черты лица и оливковая кожа. Анастасия с дочерью на отдыхе в Алуште, 1988 г. Фото: Фото из архива А. Ворониной

Мне казалось: отныне я сама себе хозяйка! Поначалу все шло отлично. Кто мои родители, я скрывала. Но из-за того, что в анкете их пришлось указать, слух постепенно просочился на курс. И все же никто меня этим не донимал. Я с увлечением училась, получала стипендию. Папа присылал переводы, помогал дядя Леня. Таким образом, в месяц набегало где-то рублей сто сорок. Этих денег хватало не только на хлеб.

На втором курсе я стала прогуливать занятия и ходить по ресторанам вместе с сокурсниками Артуром и Сашкой. Причем частенько из бахвальства платила за троих. И откуда только бралась эта дурь? Мы общались с продвинутой молодежью — читали стихи, говорили об искусстве, курили, выпивали. И догулялись: Артура отчислили, а нас с Сашкой вызвали на воспитательную комиссию. Отрезвев на время, зимнюю сессию мы сдали.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Ольга Мамонова: «Петр — это мой крест»

Ольга Мамонова: «Петр — это мой крест»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Ёлка Ёлка певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+