Полина Петренко. Последний разговор

Когда из жизни уходит близкий человек, ты будто обречен вспоминать последнее. Последний взгляд....
Алексей Петренко Я тогда продолжала следить за жизнью папы дистанционно. Он постоянно ездил со своими программами по разным городам, играл, репетировал. Концерт, посвященный 125-летию композитора Сергея Прокофьева, в концертном зале Мариинского театра Фото: В. Барановский/Интерпресс/ТАСС

— Знаешь, папа, я все-таки дождусь твою жену. Мне очень хочется посмотреть на человека, который превратил тебя вот в это.

— Никого ты тут ждать не будешь! И на похороны ко мне не приходи! — выдвинул он решающий аргумент, против которого возражать действительно сложно.

Знаете, когда я спустя пять лет летела из Мюнхена провожать отца в последний путь, в самолете позади меня сидели женщина с дочкой. «Папу слушай, — о чем-то своем говорила мать, — но оставайся собой». Я заплакала, вспомнив папины слова про его проводы в последний путь. Такая подсказка.

Когда мы втроем — я, дочь и редактор, уже собираясь уходить, спустились вниз по лестнице, папа остался стоять наверху. И вероятно, я окончательно вывела его из себя вопросом про Алию. Потому что он вдруг схватил тяжелый деревянный табурет и запустил им в нас...

— То есть после той поездки в Никольское вы отца больше не видели?

— Да, мы уехали. В Питере живет отцовский друг Сергей Новожилов, известный чтец, они с папой еще со времен Харьковского театрального института общались. Мы, естественно, знакомы, Сергей даже останавливался как-то у меня, когда приезжал в Германию. И вот после нашей вылазки в Никольское он рассказал мне, что эта женщина требовала у него номер моего мобильного. Очень ругалась, кричала, что сдаст меня в полицию, так как я влезла в чужой дом. Пожала плечами: «Дом моего отца для меня чужой? С чего это?»

Больше мы с папой не виделись и не разговаривали. О том, что его больше нет на свете, узнала от постороннего человека — мне выразили соболезнования, и я прочла новости. Но предвидение плохого было. Двадцать второго февраля этого года почувствовала себя очень плохо. Надо было готовить еду, а я не могла себя заставить. Сил не было вообще. Сварила суп из пакетика, насыпала сухариков и прилегла.

Мы с мамой предположили, что опять шалит моя почка: я хроник, значит, надо отлежаться. В кровати мне полезли в голову странные мысли: а вдруг умру, Настя еще учится в институте, мама совсем не крепка здоровьем, бумаги я не разобрала, дома бардак... На самом деле мысли для меня были нетипичными. И только на следующий день поняла весь смысл своего недомогания — папа умер.

Плакала постоянно, будто в горле ком и его нужно выдавить. С молитвословом не расставалась — есть у меня такая потрясающая книга, не раз выручавшая в тяжелые времена. Читала молитву детей о родителях, это просьба к Богу простить им все грехи. После каждого прочтения мне становилось заметно легче. Потом, конечно, накатывало снова.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Анна Якунина. Моя чертова дюжина

Анна Якунина. Моя чертова дюжина

Константин Хабенский Константин Хабенский актер театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте