Валентина Шарыкина о роли пани Зоси, влюбленности в Андрея Миронова и боязни стать матерью

Достала себе шубку из козьих лапок. Иду вся из себя счастливая. И Наташа Селезнева идет, как всегда обаятельная, очаровательная: «Валька, как я тебя люблю! Ты где шубку-то взяла?»

Шарыкина — это папина фамилия.

Характер у мамы был шляхтичский, гордый, но не высокомерный. Была рослая, да еще носила громадные каблуки и на все смотрела сверху. Как-то в Иркутске, куда она сбежала от третьего мужа, идем мы с ней зимой по улице. Все вокруг в платках, меховых шапках — мороз сорокаградусный, а мама в черной шляпе с белыми перьями — знакомые старушки еще в пору своей молодости вывезли из Парижа. Какой-то мужчина подошел к ней и грубо спросил: «Ты что петуха-то нацепила?» Мамочка ничего не ответила, даже не взглянула в его сторону. Она на такие вещи вообще не обращала внимания. Распространенный закон «Будь как все, сиди и не высовывайся» ее совершенно не касался.

Единственную дочку мама оберегала от чужих, говорила: «Ты у меня умница, но дурочка».

Я была фикусным созданием, всегда при ней, как бы «при ножке», и плохо ориентировалась в жизни. И сейчас порой как дурак с мороза — ляпну, а потом думаю. Среди практичных людей такое поведение называется глупостью.

Моя мечта стать актрисой зародилась на берегу реки Лены. В конце весны, когда устанавливалось судоходство, мама с театром оперетты на барже отправлялась на гастроли по сибирским деревням и меня брала с собой. Никогда не забуду, как среди жарков — чудесных сибирских цветов — сколачивали деревянные подмостки, пахнувшие свежей стружкой, по вечерам под открытым небом танцевал балет и пел хор и с каким восторгом бакенщики, геологи и егери смотрели на артистов с Большой земли.

Мама отговаривала, считала, что в актерской профессии среди женщин слишком жесткая конкуренция, другое дело — опера или оперетта, но, увы, особого голоса у меня никогда не было.

Окончила школу, и тут удача — мама переехала в Москву: сначала на гастроли, а потом так и осталась в столице, и я за ней как хвостик.

Мама окончила консерваторию, играла в «Сильве», «Марице», и в основном графинь Мама окончила консерваторию, играла в «Сильве», «Марице», и в основном графинь Фото: из личного архива В. Шарыкиной

Поступила в Щукинское театральное училище. Принял меня Борис Евгеньевич Захава.

Училась вместе с Андрюшей Мироновым, Викушкой Лепко, Юрой Волынцевым, Николаем Волковым, Ольгой Яковлевой — разноперая команда. Потом только поняла: люди были сумасшедше талантливые.

Мальчики за мной не ухаживали.

Наверное потому, что была дико застенчивая и одета бедно — у мамы не хватало денег на дорогие наряды, она и так, как могла, мне помогала. Хорошо хоть квартирный вопрос не стоял, мы обменяли сибирское жилье на московское. Бабушкины стоптанные туфли, черная юбка и синяя кофта — гардероб на все случаи жизни. К своему внешнему виду я относилась совершенно спокойно. С детства помнила мамины слова: «Валечка, важно быть добрым человеком, а одежда — дело второстепенное. Хорошо, если у тебя будет возможность нарядно одеваться. Если нет — как-то приспособишься».

Конечно же, я замечала, как одеты другие студентки. Например Ольга Яковлева, будущая муза Анатолия Эфроса — у нее еще в институте завязался роман с известным футболистом Игорем Нетто, двенадцать лет он занимал первое место среди лучших футболистов СССР и со всего мира привозил ей шикарные вещи.

Она была очаровательна. Но что меня поражало в ней больше всего — глазищи! Только одного человека знаю, кому идут злость и гнев, — Ольгу Яковлеву. Большинство людей в таком состоянии становятся некрасивыми. Если мы с мамой ссорились, я ей говорила:

— Посмотри на себя в зеркало, какая ты страшная!

— А ты на себя!

Яковлева же, когда злилась, превращалась в красавицу. Серые глаза увеличивались вдвое и сверкали синим пламенем, ей очень шло. Не знаю, как сейчас, недавно вот ее встретила, но в тот момент она не гневалась.

Андрюша Миронов очень мне нравился, периодически в него даже влюблялась, но никогда не позволяла себе показать чувства.

Миронов ни от кого не скрывал своих бесконечных любовных романов, он в этом вопросе был мотыльком: сегодня один цветочек, завтра другой, послезавтра третий, а мне «времянкой» быть не хотелось. К тому же Андрюша очень симпатизировал моей подруге Викушке Лепко, пани Каролине из «Кабачка». В нее невозможно было не влюбиться: изящная, женственная, хрупкая, как фарфоровая куколка.

Мне кажется, Андрюшино чрезмерное увлечение женским полом шло от внутренней неуверенности в себе. Его родители — мои любимые Александр Менакер и Мария Миронова — были состоявшимися артистами, яркими личностями, неудивительно, что он хотел доказать и родным, и всему человечеству, что и сам, без протекции, может многого достичь на сцене.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Анна Семенович Анна Семенович актриса, фигуристка, певица, бывшая солистка группы «Блестящие»
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+