Наталия Белохвостикова: «Мой сын знает, как бывает плохо и страшно»

«Было ли мне страшно семь лет назад?Ни капельки. Просто знала, что должна Кирилла спасти. Это было мое решение, мой выбор, и я все сделаю, чтобы судьба сына сложилась счастливо».
Мы избежали недопонимания, недоговоренности. Всегда все обсуждаем. С детьми надо дышать вместе, жить вместе — и все будет хорошо Мы избежали недопонимания, недоговоренности. Всегда все обсуждаем. С детьми надо дышать вместе, жить вместе — и все будет хорошо Фото: Павел Щелканцев

Страшно слышать такие слова от совсем малька. Но сегодня он уже настоящий мачо. Размером ноги меня перерос. Что дальше будет?

Было ли мне страшно семь лет назад? Ни капельки. Просто знала, что должна Кирилла спасти, что это в моих силах. Да, родители мы с Наумовым не самые молодые. Но я убеждена, что поступила правильно, а значит, все будет хорошо. Верю в свои силы. Это было мое решение, мой выбор, и я все сделаю, чтобы судьба сына сложилась счастливо. Он никогда больше не останется один.

Мы уже часто приезжали к Кириллу в детский дом, когда как-то вечером собрались все втроем дома на кухне. Пили чай, каждый в своих мыслях. Наумов вдруг возьми и спроси:

— Интересно, что сейчас Кирюшка делает?

Я сказала:

— Тоже об этом думаю.

А Наташа добавила:

— Жалко его очень.

Любой нормальный человек, оказавшись в детском доме, будет ранен на всю оставшуюся жизнь.

Малышами там мало занимаются. По ночам не пускают в туалет, а потом заставляют стирать испачканные простыни. Бьют. Они ничего не видят, кроме забора, за который нельзя выходить.

Я пыталась расспрашивать Кирюшу о его прошлом. Но он молчит. Великий нейрохирург Александр Николаевич Коновалов меня остановил: «Зачем мучаешь человека?

Возможно, память о плохом у мальчика просто заблокирована. Захочет — сам расскажет». Больше не приставала. Но мне точно известно: Кирилл знает, как бывает по-настоящему плохо и страшно. Не когда мама отругала или в кино не пустили, а когда ты совсем один на белом свете. Он до сих пор не может пройти мимо маленького ребенка. Обязательно ему улыбнется, заговорит, что-нибудь подарит. Видимо, так уходит боль, что набралась за первые три года жизни.

Вначале мы забирали Кирюшку на несколько дней. Впервые войдя в подъезд, он удивился лифту — никогда не видел. Спросил:

— Кто нас поднимает?

Володя ответил: — Там наверху лошадки, они ходят по кругу, вот лифт и поднимается.

Кирилл поверил!

Когда сыну исполнилось четыре, отмечали праздник уже вместе.

Но навсегда нам его не отдавали: почти год надо мной практически издевались. Только соберу необходимые документы, как окажется, что какая-нибудь бумажка уже просрочена, и приходится начинать заново. Однажды говорят:

— У вас закончился срок справки об отсутствии судимости.

— Мне только что вручили орден «За заслуги перед Отечеством». Его не дают тем, кто был осужден.

— Ничего не знаем, несите справку с Петровки.

Принесла, и тут выяснилось, что прошел срок годности медицинской бумажки...

Наумов предлагал: «У тебя хорошие отношения с губернатором Подмосковья Борисом Громовым. Попроси его помочь». Но я ни к кому обращаться не стала. Хотела сама победить этот беспредел. Прекрасно понимаю, почему путь усыновления столь тернист. На каждого ребенка в нашем государстве выделяется энная сумма денег — на оплату работы воспитателей, содержание детских домов. Если детей начнут отдавать в семьи поголовно, люди, работающие в этой сфере, лишатся своего заработка. Возможное счастье детей приходит в противоречие с зарплатой чиновников.

Как-то беру Кирюшу на выходные, на следующий день звонок: немедленно везите ребенка обратно! Он должен ехать в дом отдыха!

Делать нечего — везу.

Хотя детей просто из одной тьмутаракани отправили в другую, на расстояние трех километров. И заразили там ветрянкой. Следующие два месяца мы Кирилла не видели — карантин. Дети жестоки, они все это время пытались убеждать сына, что никто его не возьмет, что мы больше не увидимся. А ему всего четыре годика!

Дело сдвинулось, только когда мне позвонили из Кремля. Владимир Владимирович Путин устраивал прием, посвященный Году семьи. Все уже знали, что хотим забрать Кирилла, вот нас и пригласили.

Вечером звоню в детский дом, прошу продиктовать номер свидетельства о рождении Кирилла. Кремль — место режимное, надо было заказать пропуск.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Виктория Бекхэм (Victoria Beckham) Виктория Бекхэм (Victoria Beckham) певица, модельер, автор песен, актриса, фотомодель, танцовщица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.