Людмила Власова. Ромео и Джульетта холодной войны

«Лайнер третьи сутки стоял на поле аэропорта. Американцы надеялись, что я соглашусь остаться в США со своим мужем».
Сойдя с трапа в Москве, я обняла маму и шепнула ей: «Никто не должен видеть наших слез, родная, нас не поймут!» Никто и не понял Сойдя с трапа в Москве, я обняла маму и шепнула ей: «Никто не должен видеть наших слез, родная, нас не поймут!» Никто и не понял Фото: ИТАР-ТАСС

Я вскочила и уже собиралась распахнуть ее, но вдруг вспомнила человека в машине. Спросила: «Кто здесь? — в тишине слышалось чье-то дыхание. — Пока вы не скажете кто, не открою». Человек постоял еще минуту, а потом послышался звук удаляющихся шагов.

Наутро меня переправили в советское посольство, из отеля выводили через гаражи, потому что у парадного входа уже стояла толпа с транспарантами: «Свободу Людмиле Власовой!»

Консул принял незамедлительно.

— Ваш муж Александр Годунов попросил политического убежища, — сказал он.

— Неправда!

— К сожалению, это так. Вы хотите продолжить гастроли?

— Какие гастроли?! Отправьте меня домой к маме, — я действительно так сказала и спросила: — А можно уехать сегодня?

— Сегодня нет, но завтра мы постараемся вас отправить.

Следующую бессонную ночь я провела в семье служащих посольства. А наутро консул сообщил, что я вылетаю в пять. В аэропорт меня повезли каким-то странным маршрутом.

— Почему мы все время ездим по кругу? — спрашивала я.

— Вы, главное, не волнуйтесь.

— Мы же опоздаем на самолет!

— Все будет хорошо.

Мне не пришлось проходить залы досмотра и паспортного контроля. Высокий негр через турникет пропустил нас сразу к самолету.

Я села в первый ряд бизнес-класса справа у окна. Консул пожал руку на прощание: «Счастливого пути! Спасибо вам большое!» Я не ответила.

Самолет был полон, только в моем ряду пустовали места. Я увидела в иллюминатор, как от нашего борта отъезжает трап, и прошептала: «Прощай, Саша!» Но тут вдруг раздался какой-то шум, задраенные двери снова открылись и в салон ворвалась группа американцев, скорее всего фэбээровцев, с ними женщина лет тридцати пяти, говорящая по-русски с украинским акцентом.

— Вы должны выйти из самолета!

— Я никому ничего не должна!

— Вы находитесь в Америке, вы свободны.

Вас же увозят насильно!

— Кто вам это сказал?

По-моему, она просто обалдела от того, что я с ней так разговариваю. Следом за американцами в самолет влетели наши — консул с помощниками — с намерением немедленно вмешаться.

— У балерины ум не только в ногах, — обратилась я к ним, — голова тоже работает, я в состоянии объясниться, не надо говорить за меня.

С этого момента началось «великое противостояние» двух стран, длившееся три дня.

Американцы не могли поверить, что кто-то захочет покинуть Соединенные Штаты по собственному желанию, и в надежде, что я соглашусь остаться и воссоединиться с мужем, не выпускали самолет. Никаких средств, кроме уговоров, в их распоряжении не было — самолет считался территорией Советского Союза.

За занавесочкой, где обычно находятся стюарды, сидели два наших мальчика, красавца-сибиряка. Они три ночи не спали, но ни разу даже не зевнули, только сосуды у них в глазах полопались от напряжения. С другой стороны занавески дежурили два статных американца. Так они меня и охраняли: спина к спине. Стоило подняться, чтобы пройти в туалет, все четверо сразу вскакивали.

«Неужели вы думаете, что меня даже оттуда могут похитить?»

— устало пошутила я.

Под брюхо самолета подкатили «мерседес», наверное, чтобы нельзя было взлететь. По левому борту растянули огромные плакаты, призывающие вернуть мне свободу. Рядом с моими окнами трое суток простоял микроавтобус. Не сомневаюсь, что в нем был Саша. Но он ни разу не вышел. Видимо, это считалось бы нарушением каких-то дипломатических условностей. Я знаю, они с Бродским, который все три дня провел с Годуновым в аэропорту, написали мне письмо. В своих воспоминаниях Бродский задается во­просом: «Почему же адвокат не передал записку Людмиле?» Иосиф Александрович писал, что Саша тогда был словно в бреду, повторяя одно и то же: «Где моя жена? Верните мне мою жену!» Я совершенно свободно могла выйти к нему, абсолютно без проблем!

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Борис Вишняков. Не отрекаются любя

Борис Вишняков. Не отрекаются любя



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Анастасия Заворотнюк Анастасия Заворотнюк актриса театра и кино, телеведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй