Сергей Марков. Освобождение Елены Майоровой

«Ты ведь, говорят, спала с Михалковым. Это правда?! — Не твое собачье дело! — взбеленилась она».
Фото: Александр Земляниченко

—Что вы так смотрите? — с вызывающей улыбкой спросила Лена, тонкими длинными пальцами заправляя за уши растрепанные белые волосы. — Весь спектакль казалось — дырку на мне протрете. Нравлюсь?

— Нравитесь... — смутился я и выпалил без надежды (однокурсник Майоровой по ГИТИСу Вася Мищенко, мой приятель, говорил, что она чуть ли не с самим Никитой Михалковым, да и вообще): — Можно вас проводить?

— Можно, — просто ответила Лена.

— Подождете, я переоденусь? У вас сигареты есть? Курить хочу — умираю!

Минут через пятнадцать она вышла из подвала, где располагалась студия Олега Табакова, высокая и потрясающая, в майке, джинсах, туфлях на невысоких каблуках. Мы оказались одного роста.

— Ух ты, «Мальборо»! — отметила, вытягивая кончиками почти ненатурально длинных пальцев сигарету из пачки. — Пойдемте к реке. Спать не хочется. После «Прощай, Маугли!» я до утра, кажется, из шкуры Багиры не могу вылезти. А вы любите май? Я одновременно и люблю и не люблю, может быть потому, что родилась в мае, — говорила она отрывистыми и как бы не связанными между собой фразами, голос у нее был низкий, глубокий и надтреснутый, с хрипотцой.

Фото: Фото из архива музея театра п/р О. Табакова

— У меня горло, ангины с детства, поэтому такой голос, но особенно после спектаклей, — будто оправдывалась Лена.

— Почти как у Высоцкого, — отвечал я.

— Правда? А он недавно у нас был, во втором ряду сидел, небольшой такой. Он тебе нравится? — как бы невзначай сказала она «ты». — Песни его у нас из всех окон по всему Сахалину, на всех судах в порту!

— А ты с Сахалина? — изумился я.

— Выпить бы, — облизнув губы, произнесла Лена настолько обыденно, что я ее не понял.

— Вон автомат с газировкой.

— Да нет, — улыбнулась, взглянув в глаза так, что я остановил первого попавшегося таксиста (они тогда после закрытия магазинов приторговывали спиртным) и купил бутылку армянского коньяка.

Присев на парапет набережной, мы сделали по доброму глотку — она не поморщилась и не попросила закусить, лишь занюхала коньяк взятым у меня коробком спичек — как портовые грузчики — и с наслаждением снова закурила.

— А ты вообще кто? — спросила, будто впервые меня увидев. — Чем занимаешься?

Я стал отвечать, пытаясь острить, но чувствовал, что остроты мои московские не воспринимаются никак, и вскоре умолк. Сам себе показался пошл и жалок рядом с этой непонятной и непредсказуемой девахой с Сахалина с большими руками, ногами, то пронзительным, то отсутствующим взглядом громадных нездешних глаз и хрипло-сиплым контральто.

Мимо нас по Москве-реке плыла старая фетровая шляпа.

— Интересно, давно он утопился?

Мы познакомились, когда были студентами. Я учился в МГУ, а Лена — в ГИТИСе Мы познакомились, когда были студентами. Я учился в МГУ, а Лена — в ГИТИСе Фото: Фото из архива С. Маркова

— глотнув из бутылки, спросила Лена.

— Кто?

— Счастливый обладатель этой шляпы.

— А почему ты думаешь, что утопился? И почему — счастливый?

— Я знаю, что когда-то он был счастлив. Но потом подумал: а не утопиться ли мне?

— Любишь Чехова?

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Борис Вишняков: «Моя жизнь с Машей Шукшиной»

Борис Вишняков: «Моя жизнь с Машей Шукшиной»






Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Ума Турман (Uma Thurman) Ума Турман (Uma Thurman) актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй