Александр Жулин. История моей любви

«Я терял семью, казалось, земля уходит из-под ног. Ощущал себя жалким, смешным, нелепым...»

Со стороны, наверное, это выглядело смешно, может, даже глупо. Но я каждый день ждал этого момента, чтобы увидеть Таню и снова заглянуть в ее глаза. Придумывал любые поводы, чтобы побыть рядом.

Когда мы все группой усаживались смотреть кино, я старался занять место возле Тани и замирал от счастья, чувствуя ее тепло.

Наверное, Майя замечала взгляды, которыми мы обменивались с Таней. Но если честно, мне уже было не до этого...

Майя была моей первой женщиной. И произошло все, когда мне исполнилось девятнадцать. Это сейчас Жулина называют секс-символом. А в юности отношения с противоположным полом складывались у меня сложно.

Я рос очень стеснительным, не мог заставить себя подойти к по­нравившейся девочке, начать разговор. В семнадцать лет тренер поставил меня в пару, и приятели стали поддразнивать: «Ну, Сашка, теперь на законных основаниях можешь девчонок за задницы хватать!» Первое время я не решался даже слово вымолвить в присутствии Майи, сразу густо краснел — очень поздний был в этом смысле. Но катание в паре сближает. Постепенно я обрел дар речи и стал оказывать партнерше знаки внимания.

Когда все начиналось, я по-настоящему любил Майю. Мы были рядом семь лет. В том, что отношения разрушились, виню только себя. Спорт и борьба за результат осложняют обстановку в семье. Жизнь на нервах, на пределе моральных и физических возможностей, когда пульс за двести, до добра не доводит.

Если работаешь как проклятый, тут уже не до любви. К тому же юношеский максимализм обоих мешал нам услышать друг друга. Я считал правым себя, Майя не уступала. Сейчас твердо убежден, что в паре «мужчина—женщина» выигрывает тот, кто умеет играть «в поддавки». В супружеской жизни нет места спортивным рекордам, доказывающим, кто из двоих сильнее. Семейная пара, в которой началась борьба «кто главней», — обречена. И наоборот, награда ждет того, кто сумеет вовремя уступить.

Мы с Майей не смогли сохранить свое чувство, его разрушила борьба за лидер­ство — на льду и в жизни.

Мне не нужно было оправ­дываться перед Майей за легкий флирт, что происходил между мной и Таней, потому что ничего серьезного еще не было. К тому времени мы с женой уже общались «со скрипом».

Кризис, постигший нашу семейную жизнь, проявлялся в том числе и в игре в молчанку. Но по сердитым взглядам и резким движениям Майи я понимал — она чув­ствует, что со мной что-то происходит.

Потом мы все полетели тренироваться в Лейк-Плэсид, а Таня с Самвелом отправились на турнир Skate America. Я смотрел ее выступление по телевизору и думал: «Мама дорогая! Что я здесь делаю? Мне же надо скорее к ней!»

До Олимпиады оставалось пять месяцев, необходимо было мобилизовать силы, а я, влюбившись в Таню, рисковал разрушить свою спортивную карьеру, все потерять. Но она зацепила меня так сильно, что остановиться я уже не мог. Когда Таня с Гезаляном вернулись в Лейк-Плэсид, нас поселили в одном доме. В свободное время фигуристы собирались в просторной гостиной, играли в карты, смотрели телевизор.

Таня была постоянно рядом, и искры между нами полетели такие, что недалеко было до настоящего пожара. Вспыхнул он на дне рождения Самвела.

Поздравить именинника собралась вся наша группа. Посидели, как водится, выпили. Я расхрабрился и, воспользовавшись тем, что Таня вышла одна на балкон, пошел за ней следом и поцеловал. Вполне невинно — в щечку. Поди знай: а вдруг обидится? Но Таня и не думала обижаться. И тогда я уже стал целовать ее по-настоящему...

Кто бы сомневался — нас тут же застукали! Девочка, ставшая свидетельницей сцены на балконе, немедленно рассказала все Майе и Самвелу. Разразился страшный скандал. Усова и Гезалян вызвали нас с Таней «на ковер»:

— Да как вы могли себе такое позволить?!

Фото: Из Архива А. Жулина

Как вам не стыдно!

Таня сидела опустив глаза и молчала, тогда я, решившись, выпалил:

— Я ее люблю! И уже давно!

Хотя, может, и сам до конца в это не верил, потому что не знал еще Таню толком, даже ни разу не поговорил с ней по душам.

Когда об этой ситуации узнали наш тренер Наталья Ильинична Дубова и ее муж Семен Викторович, я услышал от него: «Ну все, Олимпиаду ты проиграл, му...ак».

Не знаю, как меня накрыла эта волна. Может, пересидел в забытом богом Лейк-Плэсиде? Тепла в семье не хватало — вот и случилась со мной любовь?

Умом понимал все, но думать не мог ни о чем, кроме Тани.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Влад Топалов. Дыхание любви

Влад Топалов. Дыхание любви

Ирина Шейк (Irina Shayk) Ирина Шейк (Irina Shayk) актриса, модель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте