Эвелина Блёданс. Огонь желания

Меня хотели назвать именем попроще — Настей. Но едва мама произносила это имя, я начинала истошно орать.

Оно когда еще наступит... Наверное, я пропустила бы слова Владимирова мимо ушей, если бы не Юра.

Он тоже считал, что профессия — самое главное. И очень переживал, что у меня на этот счет другое мнение. Как-то спросил:

— Сколько раз ты смотрела «Зеркало»?

Я честно ответила:

— Ни одного.

И моя жизнь тут же превратилась в бесконечную ретроспективу фильмов Андрея Арсеньевича. Сейчас я понимаю, что этот режиссер — наше все, но тогда его работы ничего, кроме раздражения, у меня не вызывали.

Я вставала в семь утра, весь день пахала в институте, в общагу возвращалась без сил — мне бы поспать, а не постигать эстетику «Иванова детства»! Стыдно признаться, но я частенько засыпала во время просмотра очередного шедевра. Юра меня расталкивал и устраивал разбор: «Ты поняла, что Тарковский хотел сказать этим фильмом?»

Потом к Тарковскому добавились Мейерхольд и Станиславский, чьими творениями были заставлены все полки в Юриной комнате. И все это приходилось читать! Да еще и обсуждать! Я жутко бесилась, злилась на Юру, как дети злятся на дотошных родителей. И чем больше он старался меня «образовать», тем более тупой и беспомощной я себя чувствовала.

Все оказалось не так, как я себе представляла. У Макаревича есть песня, которая начинается со слов «Она идет по жизни смеясь».

Наша одесская свадьба. Рядом с Юрой — свекровь, слева от меня мама и сестра Майечка Наша одесская свадьба. Рядом с Юрой — свекровь, слева от меня мама и сестра Майечка Фото: Из архива Э.Блёданс

Я, не углубляясь в смысл этой песни, тоже хотела так идти по жизни. Хотела чувствовать себя женщиной, мечтала о большой страсти... А вместо этого получила умные разговоры и книжки, в которых не было ни слова про любовь.

Я элементарно устала. По­этому однажды просто сказала:

— Юра, я так больше не могу. Мне надо побыть одной, разобраться в себе.

Он не стал меня удерживать, только сказал:

— Мы все равно будем вместе. Я подожду.

И действительно ждал.

Сейчас я часто слышу: эта Блёданс ради славы способна на все, по головам пойдет!

Вашими бы устами! Может, если бы я действительно умела использовать мужчин и дружить с «правильными людьми», жизнь моя была бы куда проще. Я очень уважаю женщин, которые умеют подходить к любовным отношениям трезво и заканчивать их с выгодой для себя. Может, потому, что сама так не умею. Каждый раз я бросалась в роман как в омут, а потом мучительно переживала разрыв. Какая уж там выгода — выжить бы.

Была такая постановка в Питере «Король рок-н-ролла», Максим Леонидов играл Элвиса Пресли, я — его жену Прис­циллу и одновременно девушку мечты. Группа «Секрет» была тогда дико популярна. После каждого представления гримерки музыкантов осаждали толпы готовых на все фанаток. Я кожей чувствовала их ненависть.

На сцене я с Леонидовым целуюсь, обнимаюсь, у нас чувства. Мне такое счастье досталось, а им нет. Но я тоже влюбилась в Макса, причем очень сильно. На каждую репетицию собиралась как на свидание. Бежала в комиссионку, покупала какую-нибудь шикарную юбку, из тряпочек сооружала авангардную шаль и всегда была разной. Однажды Макс спросил:

— У тебя что, есть личный модельер?

— Нет, я все придумываю сама, — было приятно, что он оценил мои старания.

Совместный труд сближает, сблизил он и нас. Максим был тогда женат на актрисе Ирине Селезневой (она потом прославилась фильмом «Москов­ские каникулы»), и я это знала. Конечно, неправильно — любить женатого мужчину, но мне было всего восемнадцать и я ничего не могла с собой поделать.

Да если честно — и не хотела. После Юры с его Тарковским и Мейерхольдом Леонидов был для меня как глоток свежего воздуха. Я буквально пьянела в его присутствии.

Конечно, он не мог этого не заметить. А когда заметил — не стал отказываться.

Помню наше первое утро. Мне все казалось нереальным. И его огромная квартира на Фонтанке, и музыка «Битлз», и гора апельсинов в шикарной вазе. Леонидов, в набедренной повязке из махрового полотенца, разрезает апельсин и делает мне сок. Если бы Макс предложил в тот момент: «Давай убежим на Северный полюс?», я бы, не раздумывая, ответила: «Давай».

Но вместо этого он произнес ужасную фразу: «Что бы между нами ни было, я люблю только Иру».

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Марина Анисина Марина Анисина фигуристка
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.