Андрей Кондрахин: «Не хочу причинять Тине боль»

«От меня ждали решительных действий. Я ожиданий не оправдал — и закрепил за собой репутацию подкаблучника».
Нынешним летом над клиникой, которой я отдал 15 лет, нависла угроза — я чуть не стал жертвой рейдерства Нынешним летом над клиникой, которой я отдал 15 лет, нависла угроза — я чуть не стал жертвой рейдерства Фото: Итар-Тасс

Я сам предложил:

— Прежде чем покупать нормальное жилье себе, давай обустроим твоих родителей. Непорядок, что они по съемным квартирам скитаются. Выберем хорошее, экологически чистое место — пусть Гоги то, что ему осталось, в комфорте и уюте проживет.

Глаза Тины наполнились слезами:

— Да, конечно...

Я пересмотрел с десяток вариантов, прежде чем оста­новился на квартире в Серебряном Бору. Отремонтировал ее, обставил, перевез тестя и тещу. Потом занялся обустройством пентхауса в Крылатском. Отделочные работы в наших огромных апартаментах подходили к концу, когда Гоги умер.

Все, казалось, были готовы к тому, что он может уйти со дня на день, но для Тины смерть отца, которого она очень любила, стала ударом. Я тоже переживал, ведь Гоги был мне хорошим другом, но сидеть рядом с Тиной дни и ночи напролет, ища все новые слова утешения, не мог. Как раз в это время над моей клиникой нависла серьезная угроза: я едва не стал жертвой рейдерства.

Спал по четыре часа в сутки, составлял сотни документов, официальных писем, встречался с юристами, чиновниками разных мастей и рангов, а дома меня ждали обвинения в черствости и жестокости. Знавшие о моих проблемах друзья изумлялись: «А почему Тина тебе не поможет? Пусть замолвит, где надо, словечко — и ты в полном порядке!» Эти люди искренне желали мне добра, но в то же время давали понять: без своей знаменитой жены Андрей Кондрахин — никуда.

Позвонила и наша общая подруга Маша, та самая, которой Тина несколько месяцев назад устроила разборку на тему «Что у тебя с моим мужем?»

Поинтересовалась:

— А Тина в курсе твоих проблем?

— В курсе. Предлагала помощь, но я отказался.

— Что так? Опять делите территорию? Разбираетесь, кто кому на сколько процентов принадлежит и кто насколько от кого зависит?

— Примерно так.

Тина действительно предлагала мне помощь. Точнее, ее предложение звучало так: «Если ты попросишь, я помогу».

Я не попросил.

Потому что знал, чем это для меня в конце концов обернется. Тина нашла бы дорогу в нужный кабинет, где его хозяин, вальяжно развалившись в кресле, сказал бы ей: «Ну, раз ты такая хорошая, так и быть — дадим команду, чтобы твоего мужа оставили в покое». И все, мне можно больше ни о чем не беспокоиться! Но тогда это была бы Тинина победа. И она бы меня заклевала, может, даже не отдавая себе отчета. Просто как слабого. Это у нас, славян, равнинное сознание, благодаря которому мы можем быть на равных. А у кавказцев — горное. Иерархия: кто выше, кто ниже — там обязательна. В нашей семье, что бы там ни писали и ни думали окружающие, главным остаюсь я. И если бы мое главенство пошатнулось — а это случилось бы непременно, согласись я на помощь жены, — семьи бы не стало.

Я отстоял свой бизнес сам.

И счел себя вправе наконец заняться тем, в чем чувствовал свое предназначение. Отвел одну из комнат в четырехсотметровой квартире под студию, объявил, что это моя территория, вход на которую всем остальным запрещен.

— Какая студия?! – вскинулась Тина. — Какие картины? Давай начинай строить дом в Подмосковье!

На сей раз я был неумолим:

— Хватит. Прорабом я уже побыл предостаточно.

Из сверхэмоционального монолога, которым ответила жена, явствовало: прорабом я был плохим.

— Хорошо, я умываю руки. Доделывай в квартире все сама.

— Я не доделаю, а переделаю!

— Бог в помощь.

Уверен: Тине очень не хотелось что-то менять в уже почти готовой квартире. Она заезжала на «объект», пока там шли отделочные работы, и всегда возвращалась полная восторгов. Но теперь она должна была что-то предпринять из принципа. В отместку. И предприняла. Ведущую на второй этаж лест­ницу, которая должна была быть выложена камнем, распорядилась обшить деревом, а большую летнюю террасу велела перекрасить, поменяв голубой цвет на желтый. Для принципа этого было достаточно.

Я попытался работать дома. Но стоило мне запереться в комнате, как тут же раздавался стук в дверь и на пороге возникала Тина.

С каким-нибудь пустяковым вопросом или сообщением. Делала она это не просто, как говорят дети, «из вредности». Я видел: жена встревожена. Тем, что ей опять приходится меня делить — уже не только с бизнесом, с которым она мало-мальски примирилась, но и со сферой, недоступной ее пониманию, — Живописью.

Через пару недель стало ясно: дома работать не получится, нужно срочно искать мастерскую.

В большой светлой мансарде почти не было мебели: стол, несколько стульев, старый диван. Но едва перешагнув порог, я решил: переберусь сюда жить. Атмосфера хором на Крылатских Холмах склоняет к сибаритству, там хорошо, облачившись в халат с кистями, встречать старость, а творить надо здесь!

Тина впала в панику.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Николай Носков: «Смерть подходила совсем близко»

Николай Носков: «Смерть подходила совсем близко»



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Екатерина Вилкова Екатерина Вилкова актриса кино и театра
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй