Лайма Вайкуле: «Не верьте, что умирать не страшно»

«Я прошла через это. Неотвратимость конца порождает ненависть. Даже к дорогим и любимым».
Андрей нравится женщинам. А мне это даже льстит Андрей нравится женщинам. А мне это даже льстит

покончить с собой.

Я знала, что Рута любит меня и ко всем ревнует, но мне и в голову не приходило, что моя общительность может подтолк­нуть ее к самоубийству. Я тут же почувствовала себя предательницей и решила загладить вину.

Мы перестали ходить в кафе, где собиралась наша компания. Целыми днями я была с подругой, выхаживала ее, старалась быть заботливой и внимательной. Но проходили дни, недели, а она все не снимала повязок с рук.

Однажды я не выдержала: «Рута, показывай, что там у тебя».

Она сопротивлялась, но я заставила ее снять бинты.

На руках не было никаких шрамов, даже царапин. Рута все придумала.

Я, конечно же, простила ее. Ведь она сделала это из-за любви ко мне...

Наша дружба закончилась после того, как я начала гаст­ролировать. Постоянные разъезды, выступления, многочасовые репетиции — из-за этого семьи рушатся, не то что дружеские отношения. Со временем я совсем потеряла ее из виду. Однажды пробовала найти, но не получилось. Знаю только, что у нее двое сыновей-близнецов. Но я не забыла ее, потому что в нашей юности было не только плохое, но и много хорошего.

Все это время обретения первого жизненного опыта я, как ни странно, не оставляла занятий с маэстро Заходником. И вот в один прекрасный день Раймонд Паулс пригласил меня поработать в ансамб­ле.

Пообещал: «Наберешься опыта в секстете, а через год будешь солисткой».

Я уже начала репетировать, но тут знакомый музыкант позвал меня в составе ансамб­ля ездить с концертами от Аджарской филармонии. Мне предлагали сейчас, сию минуту, а не через год стать солисткой! И я совершила очередную юношескую глупость — бросила Раймонда.

Наше турне должно было начинаться с Кавказа. Художественный руководитель будущего ансамбля, уроженец тех мест, пришел к нам домой, чтобы лично поговорить с мамой. «Я отвечаю за вашу дочь, — сказал он. — Она будет жить в моей семье».

Конечно, мама была против. «Но кто что мог тебе запретить?» — сказала она мне уже много позже.

Я действительно была невыносима: если что-то решила, значит, так и будет. Но за глупые решения, как известно, надо расплачиваться. На Кавказе на мою долю выпали совсем уж недетские испытания.

Мы ездили по Аджарии с концертами, пели рок и какие-то английские песни. Однажды, когда возвращались с очередной концертной площадки, наша машина врезалась в другой автомобиль. Вышедший из него человек подошел к нашему руководителю, сидевшему за рулем, и начал его бить. Месил кулаками прямо через открытое окно. Дверь машины, видимо, заклинило, и руководитель не мог выйти. Музыканты выскочили с другой стороны и стали драться с чужаком. Уже стемнело, и сцену эту я наблюдала в свете автомобильных фар.

Болезнь научила меня любить все живое. Мы с Лаурой на взморье Болезнь научила меня любить все живое. Мы с Лаурой на взморье Фото: Фото из Архива Л. Вайкуле

Вдруг раздался выстрел. Кто-то из ребят упал. И все сразу остыли и разошлись. Музыканты сели в машину. Я взглянула на одного и просипела севшим от ужаса голосом: «У тебя на шее дырка!» Приглядевшись по­внимательнее, добавила: «И с другой стороны шеи тоже... поменьше».

Только я это произнесла, он закричал. Видимо, лишь сейчас почувствовал боль.

Мужчина, напавший на нас, одним выстрелом ранил сразу двоих. Другому музыканту прострелил челюсть, выбив все зубы. Не помню, кто и когда вызвал «скорую», раненых отвезли в больницу, остальных, в том числе и меня, — в милицию. Стрелявший оказался сотрудником правоохранительных органов. В отделении он встал передо мной на колени: «Скажи, что слышала два выстрела, прошу!» Ему нужно было любым способом доказать, что сначала он предупредительно стрелял в воздух и только потом, защищая себя, направил оружие на человека.

Но я не собиралась врать. Однако на Кавказе свои обычаи: несмотря на мои показания, худрука и двоих музыкантов арестовали. Еще двое были в больнице. А я очутилась на улице — жена художественного руководителя выставила меня из дома. Без объяснений. Просто встретила на пороге, отдала вещи и сказала: «Уходи».

Я оказалась в Аджарии совсем одна, но не могла уехать, следователь взял с меня подписку о невыезде. Я пошла в местную филармонию, и меня поселили в цирковую гостиницу. Наверное, ангел-хранитель берег: там нашлись добрые женщины, которые опекали меня, подсказывали, чего лучше не делать, чтобы не нарваться на неприятно­сти в кавказской республике.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»

Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»

Евгений Цыганов Евгений Цыганов актер театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте