Лайма Вайкуле: «Не верьте, что умирать не страшно»

«Я прошла через это. Неотвратимость конца порождает ненависть. Даже к дорогим и любимым».
Фото: Фото из Архива Л. Вайкуле

Если бы меня спросили, имеет ли женщина свободу выбора, решая — делать или не делать аборт, я бы сказала: нет. Теперь я отношусь к этому как к убийству. Ведь человек внутри тебя — он уже живой. Тогда я этого не понимала, не чувствовала...

Я лежу в траве на большой поляне и разглядываю божью коровку, ползущую по влажным от росы листьям. Мы живем между Ригой и Юрмалой.

С трех лет меня отдали на пятидневку в детский сад, который я сразу возненавидела С трех лет меня отдали на пятидневку в детский сад, который я сразу возненавидела Фото: Фото из Архива Л. Вайкуле

Большой деревянный дом, часть которого снимают мои родители, уже проснулся. Мама с папой ушли на работу, старшие сестры заняты своими делами, в которых мне, трехлетней, места нет. Бабулечка, хозяйка дома, хлопочет на кухне. Я перекатываюсь на спину и чувствую, как солнце щекочет лицо.

Мои первые воспоминания наполнены звуками ясного весеннего утра и ощущением полной безмятежности. Хотя жили мы трудно. Зимой по ночам дом выстужался так, что вода в ведре затягивалась льдом. Места было мало, и я спала с сестрами на одной кровати в кухне. Но мне казалось, что все прекрасно, что по-другому и быть не может.

На своей поляне я ощущала иногда абсолютное, беспричинное счастье, какое возможно только в детстве. Но ничто не могло заменить родителей.

И никто. Даже бабулечка, которая любила меня и заботилась обо мне.

Остро переживая одиночество, я каждый день оплакивала папу с мамой, которые работали до позднего вечера. Ложилась на диван и, свесив голову вниз, думала о родителях, представляла, что они меня не любят, смотрела, как слезы одна за другой падают на пол. Честно говоря, не знаю, что для меня было важнее — переживать или наблюдать, как соленые капли соединяются в причудливые маленькие озера.

Когда я чуть подросла, меня отдали в детский сад на пятидневку. В понедельник отвозили, в пятницу забирали. Там я училась читать, считать и защищать себя. Когда привели в садик в первый раз, я бросилась к маме и зарыдала: «Ты меня насовсем оставляешь!»

Страх, что меня отдали чужим людям и я больше никогда не увижу родителей, преследовал постоянно.

Однажды объявили карантин, и среди недели няня повезла меня домой. Эта женщина более или менее знала дорогу, у нее был наш адрес, но мне почему-то казалось, что она непременно заблудится.

Детские праздники я ненавидела. Маме нужно было успеть на работу, поэтому в саду я оказывалась раньше остальных детей.

Это было в Новый год.

— Посиди пока здесь, — сказала няня, заводя меня в зал, — посмотри на елку.

«Тут темно», — испуганно подумала я.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»

Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Ляйсан Утяшева Ляйсан Утяшева спортсменка, телеведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй