Владислав Ветров. Важнее всего

«Надежный тыл — это близкие тебе люди».
Владислав Ветров Как-то приехал со съемки сцены, где Любшин не был занят, а он уже ждал меня на пороге отеля, вышел навстречу: «Я соскучился». Это было так здорово! Фото: Павел Щелканцев

После «Дыма» получил заманчивое предложение — роль философа и общественного деятеля Казимира Лыщинского, жившего во времена Речи Посполитой. Отправился к руководству таганрогского театра отпрашиваться на съемки в Белоруссию, но получил ответ:

— Нет, ты не поедешь!

Наверное, директора можно было понять — я только что сыграл Астрова в «Дяде Ване», спектакль шел с большим успехом. Но что-то во мне переклинило.

— Да что ж такое?! Ребята, я не крепостной артист! — и бросил заявление об уходе.

Работа была интересной, только в те времена снимали на пленку, а не на цифру, технический процесс занимал много времени. В результате проторчал в Белоруссии около года. В свободные дни изредка удавалось выбираться к жене и сыну, зато была возможность регулярно высылать им деньги.

В тот период я впервые услышал страшное слово «пролонгация». Александр Бланк, известный по многосерийному телефильму «Цыган», пригласил меня на главную роль в мистической драме «Ненормальный», написанной в лучших традициях жанра. Я буквально влюбился в сценарий. Стал готовиться, заниматься верховой ездой и фехтованием. Часть действия разворачивалась зимой. Когда мы приехали на натуру в Ригу, там как раз выпал снег, поэтому съемки были назначены уже на следующий день. Утром встали — снега нет, растаял. Долго ждали, когда выпадет снова, но безрезультатно. Пришлось возвращаться в Москву. Бланк уговаривал: «Пока не берись ни за что другое, буквально завтра начнем работать». Я должен был показаться во МХАТ, Станислав Андреевич Любшин договорился, что меня прослушают, но не пошел даже туда. Вдруг спросят: «Завтра можешь вводиться?» Соглашусь — подведу киногруппу. Откажусь — будет неловко перед Любшиным.

Шли месяцы, но съемки под разными предлогами откладывались. Может, просто отвалился кто-то из инвесторов? Бланк в подробности не посвящал, но просил не уезжать из Москвы. Да и мне стыдно было возвращаться домой без копейки. Я впал в депрессию, в полную нищету: ночевал по товарищам, а иногда и на Казанском вокзале. Иной раз питался одной фантой по двадцать копеек, если их находил. А потом умер Бланк, а вскоре и его директор. Только тогда я взял билет до Таганрога.

Правду говорят: закроется одна дверь, обязательно откроется другая. Почти сразу поступило предложение сыграть Чонкина в Русском драматическом театре в Риге. Но режиссеру Леониду Белявскому, ставившему спектакль по повести Владимира Войновича, не подошел мой высокий рост, и он предложил: «Может, выберешь другую роль?» Назло ему я предпочел крошечную, бессловесную роль безногого солдата, который играет на гармошке. Недавно рассказал об этом случае Войновичу, автор смеялся.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...

Написать комментарий


Читайте также

Питер Динклэйдж. Совсем не пустяк

Питер Динклэйдж. Совсем не пустяк

Альбина Джанабаева Альбина Джанабаева певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Загрузка...