Тамара Золотухина: «Как я терпела его измены? Почему не ушла?»

«Глубина моей любви равна силе боли, которую я испытывала, почти 40 лет прожив с Валерием…»

Валера поставил на этом месте деревянную церковь, лет десять ее отстраивали. Сын за отца, получается, грех отмолил. Там у церкви его и похоронили…

Валера ушел из жизни, так и не получив моего прощения. И дело не в ревности или там любви — все это эмоции… Я никогда не прощу ему, что он дал интервью, где говорил о Сережином уходе, да еще и подробно объяснял, как это произошло и почему. Как будто при этом присутствовал. Это вообще за гранью!

Единственное счастье, которое мне подарил Золотухин, это мой сын. Правда, счастье, увы, получилось недолгим…

Помню, когда я была беременна Сережей и ходила с большим животом, одна женщина мне сказала: «Тамара Владимировна, я боюсь на вас даже дунуть.

Вы хрустальная!» Я хотела именно мальчика. И знала, что так и будет, хотя тогда невозможно было узнать пол ребенка. Помню, рожаю, а врачи говорят:

— Головка показалась. Ой, у вас девочка, глазки голубенькие…

—Нет. Это мальчик…

— Ой, и правда мальчик!

Имя сыну выбрал Валерий. Он назвал его в честь отца — Сергеем. А мне было без разницы, я была счастлива и когда носила Сережу под сердцем, и первые годы... И хотя у меня уже росла Катя, впервые осознала, что это самый творческий акт в жизни женщины, какой только может быть…

Сережа был очень красивый, нежный мальчик, в школе его даже дразнили Аленом Делоном.

Хотел пойти в артисты, выучил с отцом отрывок, но читал плохо, как деревянный. Золотухин только руками развел.

Они были совершенно разные с отцом. Золотухин-старший весь нараспашку, только что штаны на публике не снимал, а Сережа — интроверт, весь в себе. Ну разве такие могут стать артистами? Мой сын был весь в меня: очень ранимый и одинокий. Я так боялась за него, думала: «Как же тяжело ему придется в жизни…»

Сережа был гораздо сложнее, чем думал Валера, он был экспериментатор, все опробовал на себе. И если и были наркотики, то только из любопытства. Он и мне предлагал: «Покури».

Валера работал как каторжный. Мы с сыном все время были одни. Помню, как я удивлялась, когда Золотухин мне по телефону рассказывал о своем маленьком сыне: «Я играю с Ваней, гуляю с Ваней».

Хотя глубина моей любви равна силе боли, которую испытывала почти сорок лет, прожитых с Золотухиным, я до сих пор не осознала, что его уже нет на свете Хотя глубина моей любви равна силе боли, которую испытывала почти сорок лет, прожитых с Золотухиным, я до сих пор не осознала, что его уже нет на свете Фото: Fotobank.ru

С Сережей такого не было.

Мы никогда семьей никуда не ездили. У Валеры все было расписано на год вперед. Он тогда стал очень востребован, всего 38 лет, молодой, популярный... Колесил по городам и селам с выступлениями, зарабатывал деньги на наше житье. Когда Сережа стал подростком, я иногда просила Валеру: «Поговори с ним». А подростком наш сын был очень сложным и ужасно самостоятельным. Он вообще не хотел учиться в школе, говорил учителям: «Ставьте двойки, я не буду отвечать».

Сережа долго искал себя: химию изучал, компьютерами увлекался, пробовал учиться в Гуманитарном университете.

А потом у него появилась страсть — рок-музыка. Весь день сидел и стучал на барабанной установке, которую мы ему купили. Пошел учиться в Училище циркового и эстрадного искусства, но и его не закончил, сказал — мол, я и так все знаю. Они с товарищами создали свою группу, выпустили диск и даже клип неплохой сняли. А потом группа распалась. Гитариста убили, а Сережа ушел из жизни…

Сережа долго готовился к своему уходу и нам с отцом об этом не раз говорил. Но всегда как бы в шутку, улыбаясь. И потому казалось, как, наверное, и всем, что ничего такого не может случиться. А вот случилось…

Сереже было 27 лет. Он все высчитал по каббале. Рассчитался с жизнью в 27 лет 02.07.2007 года. И записки никакой не оставил… Когда Сережи не стало, мне исполнилось 60.

Я думала, вот теперь мы с Валерой точно разведемся. Ведь недаром говорят, что большинство супружеских пар после смерти единственного ребенка сразу же расстаются. Но мы были уже, наверное, такими старыми, что нас и это не смогло развести. Странно так стало, пусто... Но и это ничего не изменило в наших отношениях.

Я все время его прогоняла:

— Уходи! Я тебя не держу! Сережи нет больше, давай разведемся!

— Прекрати! Как тебе не стыдно? Ну что ты заладила: «Уйди, уйди! Куда мне уходить?»

А в последнее время он, наоборот, все чаще говорил: «Мы с тобой умрем в один день, ты что…» Конечно, он обо мне волновался.

Жалел. Я ведь была полностью в его власти, на его попечении. Он прекрасно понимал, что у меня никакой другой жизни, кроме как с ним, нет. Маму похоронила, потом и Сережу…

Зато у него куча жизней: и съемки, и театр, и Линдт, и Ваня…

Спектакли, бесконечные концерты, тут еще должность директора театра прибавилась, фонд открыли, пользуясь его фамилией. Его чуть ли не в депутаты записали. Я над ним посмеивалась: «Тебя, как свадебного генерала, всюду приглашают». А Валеру самолюбие грело, что его всюду зовут. Он был безотказный, интервью давал охотно.

Ему бы уже отдохнуть... но он зарабатывал деньги, ведь надо было кормить три семьи: я, Линдт с Ваней и шестеро внуков от старшего сына.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Бывший муж Дапкунайте: «Я сразу понял: Ингеборга меня бросит»

Бывший муж Дапкунайте: «Я сразу понял: Ингеборга меня бросит»



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Принц Уильям (Prince William) Принц Уильям (Prince William) монарх, член королевской семьи Великобритании
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй