Экс-возлюбленная Гогунского об их романе, ссорах и почему их дочь не носит фамилию отца

«Trophy wife — это красивая и успешная женщина, которую мужчина добивается, потому что она добавит ему статуса. Наверное, я казалась Виталию Гогунскому такой».
Сказала Виталику: «Первым словом Миланы было «папа». Но ты его не услышал. Ты все пропустил - первую улыбку дочки, первый шаг» Сказала Виталику: «Первым словом Миланы было «папа». Но ты его не услышал. Ты все пропустил - первую улыбку дочки, первый шаг» Фото: Геворг Маркосян

Но голос бесцветный такой. А у меня все наоборот. Токсикоз прошел, в голове прояснилось. Захотелось, чтобы все снова было хорошо, ведь мы скоро станем настоящей семьей, у нас родится ребенок!

Приехала в Москву. Чувствовала себя прекрасно, совсем немного набрала вес, выглядела отлично. Но Виталик ничего не замечал. Вечером приходил домой и, переодеваясь, на ходу сообщал: «Я в клуб». Возвращался под утро, а то и вовсе к вечеру следующего дня и уже не считал нужным что-то объяснять. Мне оставалось только терпеть и молчать.

Но, конечно, бывали у нас и хорошие дни. Он приносил завтрак в постель, целовал, поглаживал мой животик, и я расцветала. Потом Гогунский, радостный, убегал на работу: «Любимая, до вечера!»

А вечером возвращался мрачный. Лишь позже узнала, что у него были проблемы в «Универе». Снимали в тяжелом режиме — по двенадцать-пятнадцать часов подряд, без выходных. У Виталика случались срывы — приходилось даже вызывать на площадку «скорую помощь». Врачи констатировали перенапряжение, физическое и эмоциональное. Его мотало, он просто не знал, чего хочет: то ли продолжать актерскую карьеру, то ли уходить из профессии и искать себя. Однажды говорит:

— Знаешь, друзья отца предлагают заняться бизнесом — пожалуй, соглашусь.

— Думаю, это хорошее решение, бизнес — дело для настоящих мужчин, — ответила я.

Виталик тут же помрачнел. Наверное, ему хотелось, чтобы я поддержала его в выборе быть актером. На другой день сказал: «Нет, все же актерская профессия — это мое, буду и дальше сниматься». На третий день заявляет: «Решил окончательно и бесповоротно — стану режиссером!» А еще через пару дней и того круче — собирается учиться в школе тренеров и набирать футбольную команду. Он до сих пор не может найти себя, и от этого его мотает в разные стороны. Как бомба замедленного действия — никогда не знаешь, когда рванет.

А потом наступило четырнадцатое февраля. Накануне я, с животом на девятом месяце, покрасила стены детской в светло-салатовый цвет. Вот-вот родится ребенок, его нужно привезти в красивую чистую комнату. Прыгала с кистями и красками. Я и коляску с кроваткой, и детские вещи покупала сама — ведь Виталик занят.

А он в этот день, ровно через год после своего пылкого признания на мосту, вдруг заявляет:

— Знаешь, я решил продать квартиру — меня не устраивает этот район.

Покупатели будут ходить туда-сюда, смотреть. Чужие люди, шум, микробы — вредно для младенца. Поэтому снял другое жилье, там вам будет удобнее. Переезжать надо сегодня.

— Но я ведь уже здесь все обустроила!

— Ира, это мое решение. Так будет лучше для всех.

Я считаю, что таким образом он просто решил от нас избавиться. Скорее всего боялся, что ребенка надо будет прописывать. Но тогда я этого не понимала и согласилась. Виталий перевез мои вещи и уехал, сказав, что у него деловая встреча.

А я осталась. Даже выйти никуда не могу, живот-то огромный. Квартира хоть и большая, трехкомнатная, но старенькая и совершенно неуютная. Весь вечер проплакала. На следующий день отправилась в женскую консультацию на плановый осмотр. И врач вдруг говорит:

— А ведь тебе в роддом пора.

— Не может быть! Мне еще две недели ходить!

Рванула домой. Сделала укладку, привела себя в порядок. Проблемы с Виталиком отошли на дальний план. Сейчас самое главное — родить, а дочка должна увидеть маму красивой. И потом, это праздник: человек появляется на свет!

Рожала тяжело, кричала врачам: «Умираю, не хочу жить!» Наверное, всем в первый раз страшно и больно, но в этот момент кажется, что ты единственная, кто переживает такие муки. Немного пришла в себя, позвонила новоиспеченному папе:

— Я родила. Дочка! Врачи говорят, что на тебя похожа.

Он в ответ:

— Уже? Ну, класс! Спасибо. Ты извини, сейчас репетиция — позже перезвоню.

На следующий день Виталик заскочил к нам в роддом. Посмотрел на фотографии новорожденной дочки:

— Знаешь, она очень похожа на мою маму — когда ее на рынке обвешивают, у нее такое же выражение лица.

— Нас завтра выписывают, — сказала я. — Нужно купить цветы, шампанское для врачей.

— Хорошо-хорошо, — торопливо ответил Гогунский, слушая вполуха.

Ставили спектакль «Шикарная свадьба», у него одна из главных ролей — весь в работе, в репетициях. И конечно, ничего в роддом не привез, все необходимое купила в итоге моя мама. Даже букет для меня. Она протянула цветы Виталику: на, подари Ире, поздравь ее. Родственники все еще надеялись на наше примирение.

Гогунский привез нас с дочкой и моими родителями в съемную квартиру и снова уехал по делам. Уехал и пропал — несколько недель даже не брал телефонную трубку. У меня, кормящей мамы, женщины, которая не понимала, чего ей ждать завтра, наверное, уже не было никакой воли.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Дарья Жукова Дарья Жукова Галерист, искусствовед
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+