Наталья Пугачева. Молодая душа

«Руководитель «Бурановских бабушек» говорит: «Тебе гастроли пропускать нельзя! Сразу спрашивают: «А почему не взяли?»
В сельсовете сказали: «Сорок лет стажа засчитаем. Про остальные года можешь справки не собирать — все равно денег не прибавят» В сельсовете сказали: «Сорок лет стажа засчитаем. Про остальные года можешь справки не собирать — все равно денег не прибавят» Фото: Константин Ившин

Летом, с одной стороны, полегче было: с грибами и ягодами с голоду не помрешь, а с другой — работы прибавлялось. Надо картошку полоть, мотыжить, сено для коровы запасать. На дворе еще темно, а мама меня будит:

— Вставай, надо сено грести!

Я реву:

— Спать хочу!

— Айда, айда! Спать некогда! Я косить буду, а ты то, что уже подсохло, в стожки граблями собирать.

Мне себя до слез жалко, только маму еще пуще. Натягиваю платьишко — и за ней. Летом так босиком, а в холодное время в носках да лаптях, которые мама сама плести научилась. Вообще это всегда мужицкое дело было, но когда в деревне одни женщины да дети остались — кто ж займется?

Туктарева позвала: «Приходи в клуб. Будем  с песнями по селам ездить». А я ей: «Смогу ли?  На кого хозяйство и дедушку оставлю?» Туктарева позвала: «Приходи в клуб. Будем с песнями по селам ездить». А я ей: «Смогу ли? На кого хозяйство и дедушку оставлю?» Фото: Константин Ившин

Удмуртские женщины испокон веку большие рукодельницы были. Видели, в каких платьях выступаем? Им по сто — а каким и побольше! — лет. Мамы да бабушки наши такую красоту сделали. И материя-то не из магазина, а дома сотканная. Сначала они лен сажали, потом серпами жали, цепами молотили, чесали, пряли — тонко-тонко и чтоб без узелков! — потом нитки красили, а уж зимой за станок, который в каждом доме был, садились. Зажигали вечером лучину и ткали. Очень долгая и тяжелая работа. Потому кроили платья и рубашки так, чтобы лоскутков почти не оставалось. Но и самые маленькие кусочки не выбрасывали — из них потом заплатки ставили. Шили вручную толстой иголкой — не батист ведь... У меня одно старинное мамино платье сохранилось, но я в нем не выступаю — большое.

Уж и складку поперечную на подоле сделала, все равно велико. Мама-то высокая была. Пришлось Ольге Николаевне другое мне искать — по размеру.

У меня корреспонденты часто спрашивают:

— А какой у вас рост? В кого вы такая маленькая?

Откуда ж я знаю, какой рост?! Мерилась разве? Смеюсь:

— Метр да хвост кошачий!

А невысокая я в папу — он много меньше мамы был. Да наверное, еще и из-за работы тяжелой. Сколько ведер с водой и кормом для поросят перетаскала — разве сосчитаешь? Вот рост и не прибавлялся. И руки от того же болят. Так иной раз скрутит — хоть криком кричи.

Но я терплю. Вообще жаловаться непривычная. Зачем людям настроение портить — у них своих забот полно. А если к человеку с улыбкой да с шуткой в разговоре — и мне, и ему легче становится. А Граня Байсарова, которая с нами поет, говорит мне: «Какая ты старуха? Смеешься все время!»

— Наталья Яковлевна...

— Ты меня Наталья-апай зови или баба Наташа, если тебе так больше нравится.

— Хорошо. Баба Наташа, все равно удивительно: как вам при такой нелегкой жизни удалось сохранить душу молодой?

— Душа у меня и вправду молодая. А у всех других «бабушек» старая, что ли? Была бы старая, не пели бы, не плясали.

У нас только Ольга Николаевна совсем молоденькая: сорок четыре ей, что ли? Алевтине Бегишевой маленько за пятьдесят, да Гране Байсаровой — чуть за шестьдесят. Мне осенью семьдесят семь будет, другим за седьмой десяток, а самой старшей — Зарбатовой Елизавете Филипповне — восемьдесят шесть годков! Она у нас и музыку, и слова сочиняет. Мы сначала только ее да народные удмуртские песни пели, это уж потом стали Цоя, Гребенщикова и «Битлз» учить.

Думаешь, одной мне тяжелая судьба досталась? У Елизаветы Филипповны отец и брат с войны не вернулись, а муж с электричеством работал, упал вместе с большим столбом на землю и разбился. У Грани оба сына в Чечне воевали — сколько ночей она не спала, все глаза выплакала. Пока дети в армии были, она и не пела совсем. У Вали Пятченко тоже двое сынов было, да один в семнадцать лет погиб — легко ли такое матери пережить?

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Людмила Крайнова: «Мой сын — Саша Абдулов»

Людмила Крайнова: «Мой сын — Саша Абдулов»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Кристина Орбакайте Кристина Орбакайте актриса, певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+