Зоя Кайдановская. Самое дорогое

«Как ты прожила с отцом 6 лет?». Мама усмехнулась. Евгения Симонова знает, насколько сложным человеком был Кайдановский.
Зоя Кайдановская Зоя Кайдановская Фото: Геворг Маркосян

Я часто прибегала к нему домой: чаю попить, просто посидеть. У него была своя территория — огромная пятидесятидвухметровая комната в коммуналке на улице Воровского, куда он мало кого пускал. Книги, картины, дизайнерские куклы, коллажи заполняли все пространство. Я не понимала, где он спит: для этого годился лишь крошечный диванчик. Может, он как-то раскладывался?

Помимо отца в комнате проживали дворняга Зина и подобранный на улице полосатый красавец кот по имени Носферату. Мы звали его Носиком. В руки он не давался даже хозяину, любил часами сидеть перед зеркалом и любоваться на свое отражение. А Зина была настоящей артисткой.

«Зина, ну-ка, покажи мертвую собаку!» — командовал Кайдановский.

И Зина падала навзничь и замирала. Смеяться в этот момент было нельзя, иначе Зина обижалась и начинала остервенело лаять.

Наше общение поощряла тогдашняя папина подруга — англичанка Патриция. Она была журналисткой, писала о России, подолгу жила в Москве и очень любила моего отца. Мы ездили к ней в гости, она устраивала обеды, была очень приветливой, приятной женщиной. Может, если бы ее серьезные намерения выйти замуж за Кайдановского осуществились, это продлило бы ему жизнь. Но он женился на молодой актрисе Инне Пиварс, которая пришла пробоваться в его картину. Мы и с ней быстро нашли общий язык, ведь Инна была ненамного меня старше. Был период, когда она отцом полностью завладела. Мы почти не виделись. Но однажды отец вдруг пригласил меня в модный клуб «Самолет».

Пришла и увидела его одного.

— А где Инна?

— Мы расстались. Все! Не напоминай мне о ней.

Прошло какое-то время, я ему позвонила. И он говорит: «А мы с Инной помирились».

Друзья отца ее осуждали, были уверены, что Пиварс укоротила Кайдановскому жизнь. Вроде бы из-за нее он постоянно нервничал и чуть ли не спивался. Это не так. Я не видела отца пьяным. Более того, когда однажды в его присутствии неосторожно позволила себе закурить, он расстроился. Мы потом гуляли по Арбату, заходили в антикварные лавки к его знакомым, где папа всем жаловался: «Представляете, моя дочь курит!»

Он и сегодня будто стоит у меня перед глазами в красной спортивной куртке, которая ему очень шла (мы вместе купили ее в Испании).

Обычно папа выходил на улицу в темных очках, даже если солнца не было. Но когда его все же узнавали, когда подходили поклонники, чтобы сказать добрые слова, я видела, что ему приятно. Особенно если это случалось при мне.

За два года жизни с Пиварс у отца случилось три инфаркта, последний его добил. Такие отношения лучше всего описал Гумилев: «Если стоны любви будут стонами мук, поцелуи — окрашены кровью…» Слухи о том, что Инна долго не вызывала «скорую помощь», когда отцу стало плохо и его еще можно было спасти, доходили и до меня. Комментировать их не берусь. В том, что он рано ушел, нет ничьей вины.

Отец вел жизнь, которую сам избрал, поступал так, как считал необходимым.

О его смерти мне сообщил Андреич, сказал:

— Зоя, сядь… С Кайдановским случилось несчастье…

— Какое?

Мне почему-то пришло в голову, что отца посадили в тюрьму. Если он начинал спорить, его эмоции зашкаливали, мог не сдержаться и кому-то навалять.

— Его больше нет…

Папу отпевали в церкви неподалеку от Театра имени Маяковского. Накануне похорон меня сразил грипп, температура была под сорок.

«Зоя, если температура у тебя будет выше тридцати восьми, ты никуда не поедешь», — предупредила мама. И я, пока никто не видел, стряхивала градусник.

На похороны нас с мамой возил Андреич. Небольшая церковь не могла вместить всех, кто пожелал проститься с Кайдановским. Папина подруга Вера Щур заметила, что мы с трудом пробиваемся сквозь толпу. И тогда она провела нас с мамой к гробу. На кладбище мы не поехали. Я еле держалась на ногах: горе меня придавило, не давало дышать. На могилу к отцу съездила лишь на сороковой день.

Мама посвятила памяти Кайдановского серию концертов, где пела написанные им песни, читала любимые стихи. А в телепередачах и документальных фильмах, посвященных ему, участвовать отказывается.

Я ее понимаю: в сотый раз отвечать на вопрос «Почему вы развелись?» ей совсем не интересно.

Высшее актерское образование я в итоге получила в ГИТИСе, в мастерской Олега Львовича Кудряшова. Училась вместо четырех пять лет. Первый год отзанималась на платном отделении, а потом нам объявили: «Это был подготовительный курс, берем в институт пять человек, всем остальным придется заново сдавать экзамены».

Я сдала, а мой первый муж Максим, к сожалению, оказался среди отчисленных. В списке вновь поступивших был мой будущий муж, Алексей Захаров. Максим Славкин произвел на меня впечатление тем, что потрясающе играл на гитаре и исполнял песни Бориса Гребенщикова из «АССЫ», репертуара Doors и Red Hot Chili Peppers.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Вера Сотникова. Без любви — нельзя!

Вера Сотникова. Без любви — нельзя!





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Дженнифер Лоуренс (Jennifer Lawrence) Дженнифер Лоуренс (Jennifer Lawrence) актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+