Зоя Кайдановская. Самое дорогое

«Как ты прожила с отцом 6 лет?». Мама усмехнулась. Евгения Симонова знает, насколько сложным человеком был Кайдановский.

И тогда я заявила сквозь слезы:

— Ах, вам не нравятся мои друзья? Что ж, хорошо, я уйду из дома.

Стояла у лифта и рыдала. Шла соседка, спросила:

— Что случилось?

— Да вот, из дома ушла.

— А мама об этом знает?

— Да-а-а!

Тогда она позвонила в нашу квартиру и поинтересовалась у мамы с Андреичем:

— Вы почему Зою не ищете?

Я и теперь, вспоминая те горячие денечки, говорю маме: — Прости меня, прости, пожалуйста.

А она отвечает:

— Ничего, пережили.

Я видела, как ты сама страдала от того, что творишь.

Андреич переживал за маму: она отчаивалась и не знала, что со мной делать. Бились они за меня оба героически. Но выход нашелся.

Я никогда не мечтала стать актрисой, хотя, как и многие актерские дети, частенько бывала за кулисами. Помню, во время спектакля «Она в отсутствии любви и смерти» мама лежала на сцене на раскладушке и потихоньку протягивала мне, совсем маленькой, в кулисы руку, за которую я держалась. А еще мы с мамой ездили к отцу на съемки, один-единственный раз. Он играл у Тарковского в «Сталкере». Натура нашлась неподалеку от Таллина на заброшенной электростанции.

Мама со вторым мужем режиссером Андреем Эшпаем, которого я зову Андреич Мама со вторым мужем режиссером Андреем Эшпаем, которого я зову Андреич Фото: PhotoXpress.ru

Провели там больше месяца. Я вообще не представляю, как она там одна со мной управлялась. Мама приучала меня засыпать по Споку: укладывала в кроватку и выходила из комнаты, где я орала благим матом в первый день сорок минут, во второй уже пятнадцать, а на третий спокойно уснула. Забегая вперед, скажу, что бабушка быстро вернула все на круги своя. И дома меня снова стали по старинке укачивать.

Несколько раз мама сидела в компании, которая собиралась у режиссера по вечерам. Денег у Тарковского не было, все скидывались, кто-то бежал за продуктами и выпивкой. Жена Андрея Арсеньевича Лариса — фантастическая хозяйка — накрывала столы, вдруг из ничего появлялась какая-то еда, выпивали все в меру, вели интересные разговоры. Мама кожей ощущала, что присутствует при великих событиях. Я этого ничего тогда, конечно, не чувствовала, но атмосферу кулис и съемочной площадки впитывала с детства.

И вот когда родители почти отчаялись и уже не верили, что я образумлюсь, пришла помощь.

Мамин приятель режиссер Валерий Саркисов, посвященный в наши семейные проблемы, предложил: «Борис Голубовский набирает актерско-режиссерский курс в ГИТИСе и просматривает юных актеров не старше пятнадцати-шестнадцати лет. Давай я с ним поговорю: может, он возьмет Зою для начала хотя бы вольнослушателем».

Так моя жизнь кардинально изменилась. Свободного времени не стало, я пропадала на занятиях по актерскому мастерству, мы сочиняли этюды, бесконечно репетировали.

Профессия, которой посвятили себя родители, затянула и меня. Выбор был раз и навсегда сделан, я экстерном заканчивала школу и готовилась поступать в театральное училище. Отец считал, что учиться следует в Щукинском, и взялся даже подготовить меня к экзаменам. Я прочитала ему стихи, отрывки из прозы. Он страшно разозлился: «Кто придумал эту кошмарную программу?! Тебе мама подобрала такой ужас?!»

Так и было, но я ее не выдала.

Несмотря на то, что отец сам готовил меня к экзаменам, он оставался требовательным во всем, что касалось профессии. Курс впервые набирал Евгений Князев, ставший впоследствии ректором Щукинского училища. Отец пошел к нему просить за меня: «Я знаю, что моя дочь читает пока неважно, но вы ее все равно примите, хотя бы с испытательным сроком.

Если через полгода у нее ничего не выйдет, я сам заберу Зою из училища. А если возьмете ее, вернусь к вам преподавать».

Зря он это сказал. Все хорошо помнили его неуправляемый характер (отец какое-то время преподавал в Щукинском училище режиссуру) и так перепугались перспективы возвращения Кайдановского, что дальше третьего тура меня не пропустили. А студенты его обожали, говорили: «Хотим учиться только у Александра Леонидовича!»

После моего непоступления Андреич поднял трубку и лично позвонил Кайдановскому. Они обсудили проблему и приняли решение: я должна не опускать руки, а получше подготовиться к экзаменам в ГИТИС.

Мы в то время еще больше сблизились с отцом.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Вера Сотникова. Без любви — нельзя!

Вера Сотникова. Без любви — нельзя!





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Ляйсан Утяшева Ляйсан Утяшева спортсменка, телеведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй