Вейланд Родд: «Понаровская заявила, что изменяет мне»

Скандальные откровения бывшего мужа Ирины Понаровской Вейланда Родда.

В пакете.

— Принеси.

Во времена супружества я купал Иру в ванной, потому меня она совсем не стеснялась. Сейчас — по традиции — туалет был нараспашку. Бухнув мешок с золотом-бриллиантами на голые колени, я усмехнулся:

— Хочешь учет при мне провести?

Ирина, скорбно поджав губы, промолчала.

Помню, подумал: «Уходила красиво — налегке, без машины и цацек, о чем, видно, жалела. Впрочем, все равно, что заставило ее прийти, главное — Ира здесь...» Мы немного посидели — и я отправился на вокзал.

Наутро первым делом позвонил из гостиницы домой. Телефон не ответил. Набрал номер ее квартиры на Ленинском — те же длинные гудки. Сердце упало: «Она забрала Энтони и куда-то увезла!»

Я звонил несколько раз на дню. Понимал, что делаю это напрасно, но все равно набирал номера — свой и Ирины.

Вернувшись в Москву, открыл дверь квартиры и замер на пороге. Из комнат было вынесено все! Позвонил Соточке:

—Вам с Ирой нужно было еще оборвать обои, а сына оста­вить. Все равно кроме ­меня он никому не нужен. ­Куда она увезла Энтони?

—Не знаю!!! — сорвалась на истерику Соточка. — Это ваши семейные дела — меня в них, пожалуйста, не вмешивай!

Я позвонил в Ленинград.

Трубку взяла бабушка Шарлотта: «Велл, мальчик на даче».

Подъезжать к дому я не стал — оставил машину за углом. На скрип калитки выглянула Нина Николаевна — и тут же скрылась, видимо, отправилась звонить Ирине. Энтони возился в песочнице. Увидев меня, бросил ведерки-совочки и кинулся навстречу. Я схватил сына на руки и побежал к машине. Увез в чем был — в маечке и трусиках. Всю дорогу то и дело смотрел в зеркало заднего вида — боялся погони.

В течение полугода мы с Энтони жили по прежнему адресу, я брал его на концерты, в гости к друзьям и знакомым. Скрываться и не помышлял. Увидеться с сыном Ирина не пыталась, даже не звонила. Зато как-то объявился один из моих пациентов — московский «авторитет»: «Велл, надо встретиться, перетереть кое-что».

В назначенное время я прибыл к гостинице «Пекин».

Очень люблю всех своих детей, но к единственной дочери — отношение особое. В моей жизни две главные женщины — моя мама  и дочка Женя Очень люблю всех своих детей, но к единственной дочери — отношение особое. В моей жизни две главные женщины — моя мама и дочка Женя Фото: Павел Щелканцев

Разговор состоялся в при­паркованном рядом со входом «бентли».

— К одному из моих людей обратилась твоя бывшая жена, — начал собеседник без обиняков. — Попросила с тобой серьезно разобраться. Не хочешь объяснить, что у вас за терки?

Рассказывать не хотелось, но таким людям отказывать не принято. Выслушав меня, влиятельный пациент спросил:

— Хочешь, эта стерва больше никогда не появится на твоем горизонте?

— Нет, нельзя лишать ребенка матери.

— Смотри, как бы не пожалеть, речь ведь о жизни твоей идет. А если она к кому другому обратится?

— Она мать моего сына.

— Ну, дело твое...

Мой коллектив был на гастролях в одном из подмосковных городов, когда в гостиничный номер вдруг влетела Ира в сопровождении представителей «органов».

Я, Энтони и танцовщица моего шоу-балета Вика, с которой у меня в тот момент были близкие отношения, ужинали.

— Сыночек, иди ко мне! — Ира театрально простерла руки к сыну.

Энтони испуганно прижался к Вике и помотал головой.

— Ира, давай не будем устраивать сцен, — попросил я. — Не надо пугать ребенка.

Мы сели за стол и начали переговоры через сотрудников милиции, потому что общаться со мной напрямую Понаровская не желала категорически. Даже не смотрела в мою сторону.

— Вы обещаете, что не станете чинить препятствий для встреч бывшего мужа с сыном? — спросила ее сотрудница инспекции по делам несовершеннолетних.

— Конечно.

— И на выходные отец сможет забирать ребенка к себе?

— Пожалуйста.

Я поверил. И даже стал уговаривать сына пойти с мамой.

Расставаться со мной и Викой Энтони не хотел. И тогда Ира прибегла к беспроигрышному приему:

— Сынок, ты же любишь мультики? У папы их нет, а у меня — сколько хочешь.

Энтони сполз со стула и протянул ей ручку:

— Пойдем. Посмотрим мультики, а потом я вернусь к папе.

Приехав в Москву, я сразу помчался на Ленинский.

Нина Николаевна строгала на кухне капусту и со мной едва поздоровалась. Ира, кивнув в ответ на приветствие, ушла к матери. Рад — искренне, бесконечно — был только Энтони. Бросился ко мне, прижался всем телом: — Папочка, дорогой, я так соскучился!

Обнявшись, мы просидели час.

Я чувствовал: мое присутствие напрягает и бывшую жену, и экс-тещу. Поднявшись, стал прощаться:

— Сынок, мне нужно идти.

— Я с тобой!!! — Энтони вцепился в мою брючину.

— Ты пока останешься здесь. Ты же любишь маму?

Сын поднял на меня полные слез глазищи и прошептал:

— Я не люблю маму... — закрыл ладошками лицо и заплакал.

— Завтра мы с тобой обязательно увидимся! — эти слова я выкрикнул, выскакивая за дверь, — боялся, что не выдержу и тоже разрыдаюсь.

Следующим утром я позвонил Ирине и сказал, что хочу приехать после полудня.

— Не надо, — ответила она.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Виктория Макарская. Мой желтый ангел

Виктория Макарская. Мой желтый ангел






Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Харрисон Форд (Harrison Ford) Харрисон Форд (Harrison Ford) актер и продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй