Ирина Степанова. Поцелуй вечности

«Мне выпало счастье быть рядом с таким человеком, как Юрий Степанов, родить ему троих сыновей».

Шарик покатился-покатился по кругу и встал на «зеро».

— Не хочешь жить по законам нормальной семьи — уходи, никто не держит! — звенело в ушах.

Я вдруг отчетливо поняла, что не хочу уходить, и заплакала от страха потерять его. Юра своим терпеливым вниманием, заботой привязал меня к себе, стал необходимым, родным, без него я себя уже не представляла.

Я испугалась. Но не его, а за него и за себя, что довела до этого кошмара человека, который так любит, так дорожит мною. Скажи кто-нибудь раньше, что стерплю подобное, — не поверила бы. Но я не просто смогла стерпеть и простить, что для него было очень важно, сама просила прощения совершенно искренне, мол, прости, не хотела обидеть. Это была точка отсчета, меня встряхнуло, как пыльный коврик.

Когда можешь простить все, досуха, без осадка — это и есть любовь. Я поняла, что у меня есть муж, любимый и любящий, и это навсегда, и нет ничего важнее. И ему не нужен независимый голос, ему нужен мой голос, но подстроенный под него.

Зоркий Сокол и Верная Рука оказался не только другом, но и вождем. И он учил меня быть его женой. Получалось с переменным успехом. Нет, он никогда больше не поднял на меня руки. Зато однажды прекрасным утром я получила хороший пинок под попу, влипла в спинку дивана и понять ничего не могла спросонья. «Ой, Ирусенька, прости, прости, прости, я не тебя хотел ударить». Даже во сне Степанов с кем-то дрался — а досталось мне. А уж наяву он дрался беспрерывно, сказывалась детская деревенская закалка.

Я ужасалась его рассказам — это была настоящая война, жесткая и беспощадная, доходившая до кровной мести, не имевшая границ, деревня на деревню. Ага, вечером дискотека! Они шли ватагами, пряча под полами дубины. И все: танцы отменяются, невесты — в стороне. В стороне оставались и взрослые, которые были всегда в курсе, объясняться не приходилось — деревня, но никакие тумаки и нравоучения родителей не помогали. Когда я нашего старшего сына Костю хотела музыке учить или танцам, Степанов чуть не подавился от возмущения: «Что он — девчонка? Пусть сначала драться научится! Вот когда экзамен мне сдаст на выживание, тогда можно». Все мужские качества Юры — сильного, смелого, уверенного в себе — он закалил в деревне. Такое спартанское самовоспитание — мужал в боях. Плюс отцовские гены. Сын вождя мог стать только вождем.

Юра ревновал и к свату, и к брату — повода не требовалось. Любой выход из дому — все, вечером скандал Юра ревновал и к свату, и к брату — повода не требовалось. Любой выход из дому — все, вечером скандал Фото: PersonaStars.com

Юра родился в деревне Рысьево Иркутской области, потом они переехали в Тайтурку. Отец был большим человеком — директором совхоза-гиганта. Я там была лишь однажды, уже после смерти свекра, и меня поразил масштаб хозяйства: четырнадцать деревень находились в его подчинении и под его неусыпным оком. Семья практически не видела отца — приходил за полночь, а в пять утра уже уезжал. И легко мог нам в московский дом в пять утра позвонить.

— Па, ты на часы смотрел?

— Неважно. Рассказывай, как ты там?

Стоило сыну что-то натворить, нашалить — отец уже в курсе, везде глаза и уши. Юра с малых лет машину умел водить: отец приедет, ключ на стол бросит — иди, в гараж поставь. Он потом эту сцену под копирку с сыном Костей повторял.

Когда Юрка права водительские получил, с ребятами это дело обмыли, он — сразу за руль, всего-то пару раз на отцовской машине по деревне взад-вперед проехали. Глядь, а отцовский рабочий «уазик» уже у ворот дожидается.

— Документы! — спокойно сказал папа.

Сын протянул новенькие права, отец так же спокойно порвал их.

— Я же их только получил! — застонал Юра.

— Права знаешь, обязанности — нет, тебя еще учить да учить.

Такое вот было воспитание.

Это был человек сталинской закалки, и люди относились к нему как к «отцу народов» — любили, уважали и боялись.

Когда он погиб, многие впервые попали к ним в дом и были поражены скромностью быта «вождя» хозяйства-миллионера. Юра говорил, что видел в глазах у деревенских страх перед его отцом, даже лежащим в гробу.

Но сам он его никогда не боялся, может быть потому, что он был младшим, любимцем, даже избалованным, но только не по нашим городским меркам. Когда переехали в Тайтурку, двор был в упадническом состоянии, ежедневной обязанностью пятилетнего Юрки было собирать мусор, оставшийся от прежних хозяев. Было забавно смотреть на мальчика-с-пальчика с двумя огромными ведрами размером с него.

Быть младшим не всегда выгодно, старшие — Коля и Лена — учились, а хозяйство было на Юре: корову выгнать, свиней и кур накормить, воды принести, дрова наколоть, печку затопить.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Анна Семенович. Опасная любовь

Анна Семенович. Опасная любовь



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Эмма Уотсон (Emma Watson) Эмма Уотсон (Emma Watson) актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй