Анна Ардова. Одна и все

«Мама в меня не верила, говорила: «Тебе одна дорога — в ПТУ».
Учиться у Андрея Александровича было трудно, но он в меня верил... Учиться у Андрея Александровича было трудно, но он в меня верил... Фото: ИТАР-ТАСС

Папа рассказал о «переименовании» Вайсмана своему брату Михаилу, и тот заметил: «Да, Боря, Ардовы теперь размножаются почкованием».

Ардов, Ардова были не просто фамилиями — символами. И я росла с ощущением особой ответственности. А так как меня практически никто никогда не хвалил, не называл умницей или красавицей, не гладил по головке, я думала, что недостойна ТАКОЙ семьи.

Как только подросла, все, кроме бабушки Нины, стали считать меня плохой. Безнадежной, пропащей. Один из знаменитых родственников прямо сказал: «Ты плохо кончишь. Будешь водку пить по подвалам с водопроводчиками». Я просто онемела, когда это услышала. Мама тоже в меня не верила, говорила: «Тебе одна дорога — в ПТУ». А дядя Леша Баталов как-то попросил сходить в церковь: «Ты куда едешь, к бабушке?

Зайди, пожалуйста, в храм Спаса Преображения, поставь свечку, я дам денег. Хотя — нет, не надо. От тебя еще хуже будет...»

Такие «установки» могут подорвать даже самую крепкую психику. А я была нерв­ным, угловатым подростком. До сих пор поражаюсь, как сумела окончить школу и не сгинуть в каком-нибудь притоне. Девочка, с которой прогуливала уроки в старших классах, с пятнадцати лет кололась и спала с мужиками. Я не сподобилась ни на то, ни на другое. Однажды увидела, как у подружки происходит ломка, и на всю жизнь зареклась пробовать даже самую легкую «дурь».

Девятый класс заканчивала в вологодской деревне, откуда родом баба Зоя, — была отправлена на перевоспитание к родне. Из московской школы меня выгнали в последней четверти.

Я туда просто не ходила. В «ссылке» взялась за ум, подтянулась, а потом вернулась в Москву и опять перестала учиться. В школе грозились оставить без аттестата — выпустить со справкой. Я уже подумывала о том, чтобы все бросить и пойти учиться на парикмахера. Хотя до этого собиралась в театральный.

Хорошо, вмешалась све­кровь моей сестры Нины — Галина Сергеевна, чудная женщина. Она пошла в школу и добилась для меня разрешения сдать экзамены. А потом сказала:

— Ань, ты ведь мечтаешь стать актрисой? Но если тебе не дадут аттестат, придется идти в школу рабочей молодежи, доучиваться и поступать только через год. Оно тебе надо? Может быть, соберешься и сдашь все сейчас? Мы тебе поможем — и я, и Митя, и Нина.

(Галина Сергеевна была прекрасно образована, и сын ее, Митя, тоже. Он тогда уже преподавал в МИФИ. Сестра моя окончила «Бауманку».)

— Ладно, — кивнула я.

И через две недели при поддержке «репетиторов» подтянула все «хвосты». «Думал, тупая, а ты просто ленивая», — сказал мой учитель математики, когда сдала экзамен. А я и сама не знала, почему раньше нормально не училась.

Но в театральный я поступала пять лет. Наверное потому, что долго не могла избавиться от «зажимов» и комплексов и никого не просила о помощи, пробивалась сама.

В первый раз меня сразу «срезали»:

— Вам не надо быть артист­кой. Зачем пришли?

— Да папа заставил!

Фото: Из архива А.Ардовой

— со­врала я.

Во второй раз педагоги были менее категоричны: «Мы что-то ничего не поняли... Приходите на следующий год». В третий раз я дошла до второго тура в Школе-студии МХАТ. В четвертый — преодолела творческий конкурс в «Щуке», но написала сочинение на «два». Мне разрешили посещать занятия, обещали взять вольнослушателем, а через полгода вытурили.

Самое обидное, что дядя Леша тогда в первый и по­следний раз в жизни пошел за меня просить. Сам, я ничего не знала. А ректор «Щуки» Владимир Этуш заявил: «У нас не разрешены вольнослушатели. Если возьмем Ардову, скажут, что девочка попала по блату. Она же из такой семьи!» На следующий год пошла в ГИТИС к Гончарову.

И тут все срослось. То ли я убедилась, что это мое, то ли просто успокоилась, поверила в себя.

Между поступлениями я очень весело проводила время. Гуляла целыми днями и домой не всегда приходила ночевать. Мама однажды не выдержала, сказала: «Уходи. У меня нет сил терпеть твои выкрутасы». Я стала скитаться по друзьям и подружкам. И конечно, обиделась, перестала общаться с матерью. Разве можно выгонять родную дочь?

Кем только не работала в эти годы: младшим экономи­стом в Мособлтрансэкспедиции, заливщицей фаз в студии «Пилот» у Александра Татар­ского, продавщицей в кооперативе «Сигма-А». Магазинчик располагался в гостинице «Золотой колос», я торговала всякой лабудой: куртками, трусами, ручками, ластиками.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Читайте также

Валерий Золотухин. По любви и по расчету

Валерий Золотухин. По любви и по расчету

Дмитрий Нагиев Дмитрий Нагиев шоумен, телеведущий, актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте