Галина Польских. Родная кровь

«Саша сумел завоевать расположение дочек, которые ревновали меня ко всем поклонникам. Сядут на кухне и начинают перемывать косточки».

— Побывать на море, полететь на самолете и... чтобы у меня было красное пальто.

Все мои мечты он превратил в реальность. Занял где-то денег и купил в комиссионном роскошное красное пальто, потом мы полетели в Симферополь и отдыхали на море, в Ялте. Там-то все и произошло: я ответила согласием на предложение Фаика выйти замуж и сразу же забеременела. Ирада родилась на втором курсе.

Я продолжала ездить в институт: покормлю дочку, оставлю бабушке грудное молоко и — на занятия. Вбегала в аудиторию и засыпала за партой. Да к тому же обливалась молоком, сидела в насквозь мокрой блузке. Однажды педагог, преподававший эстетику, не выдержал, пришел в деканат и говорит: — Товарищи, есть одна студентка, с ней надо что-то делать.

Эта девочка на лекциях спит и вся в молоке!

— А кто это? — поинтересовался Сергей Герасимов.

— Польских Галя.

— Ага, так-так... Видел ее в танце, в отрывке. Я ее возьму. Пускай сидит дома, кормит ребенка, а на следующий год переводится на мой курс.

Меня вызвал декан:

— Хватит самой мучиться и бабушку мучить. Со следующего года будешь снова учиться на втором курсе — у Герасимова и Макаровой.

— Это что ж получается? Я на второй год остаюсь? — мне казалось — это так стыдно.

— Да нет же, просто берешь академический отпуск, — успокоил декан. — Ты радоваться должна. Тебя берет сам Герасимов!

Попасть на курс к Сергею Аполлинариевичу было крайне сложно, он считался элитным, особенным. Тамара Федоровна Макарова вызвала меня на беседу: «Галя, у тебя сейчас будет свободное время, ты посещай музеи, читай, интересуйся новой литературой... Наш курс эрудированный, творчески сильный, ты должна соответствовать».

Но так вышло, что вместо походов по музеям и театрам я попала в кино. Съемки картины «Дикая собака Динго» проходили на Азовском море. Мне очень хотелось увидеть себя на экране. Карасик отсматривал снятый материал в местном клубе. Я подговорила мальчишку-киномеханика, и он тайком от режиссера пустил меня в свою будку.

В Италии с Федерико Феллини (слева) и председателем Госкино Филиппом Ермашом В Италии с Федерико Феллини (слева) и председателем Госкино Филиппом Ермашом Фото: Из архива Г.Польских

То, что я увидела, вызвало шок. Это был ужас! Так себе не понравилась, что, как Чурикова в фильме «Начало», решила уехать. Собрала чемодан и отправилась на станцию. Там меня и поймала ассистентка режиссера.

«Закрыть ее на замок до конца съемок!» — распорядился Карасик, узнав о попытке бегства.

А потом я уже не думала о том, чтобы сбежать, потому что случился роман со вторым режиссером, который и пресек Фаик.

В Венеции «Дикая собака Динго» получила «Золотого льва». Но на фестиваль я не поехала.

«Там у них атомная бомба! Ты радио слушаешь? — категорично заявила бабушка. — А у тебя маленький ребенок и муж.

Никуда не пущу! Сиди дома! Тебя-то я вырастила, а на правнучку меня не хватит».

Из-за «угрозы атомной бомбы» я не поехала и на фестиваль в Бразилию.

Лишь когда картина «Я шагаю по Москве», в которой я сыграла продавщицу пластинок Алену, получила приглашение на Каннский фестиваль, вмешался Фаик и сказал бабушке: «Пусть Галя поедет во Францию. А вас я забираю в Баку, там тепло, фрукты. Моя мама и тети помогут с Ирадой».

Как это часто бывает в кино, эту роль я получила совершенно случайно. Шла по коридору «Мосфильма» на переговоры по поводу другой картины, когда меня перехватила второй режиссер Данелии. Она привела меня к Георгию Николаевичу, который полулежал на диване и был явно не в настроении.

— Вот! Молодая, начинающая.

— Блондинка, — вяло констатировал он. — Надо перекрасить.

Через час я стала брюнеткой. Данелия, все в той же позе возлежащий на диване (потом уже узнала, что у режиссера болела спина), помрачнел еще больше: «Не годится. Перекрашивайте обратно».

Я чувствовала себя униженной и несчастной, но «ради искусства» покорно позволила гримерам вернуть преж­ний цвет волосам. Худсовет меня утвердил, и я стала сниматься. С Лешей Локтевым мы сдружились, он даже провожал меня до дома, а Никита Михалков, тогда еще совсем молоденький мальчик, с нами почти не разговаривал, приходил и уходил, едва удостоив кивком. Он общался исключительно с Данелией.

Потом я снималась у Григория Чухрая в фильме «Жили были старик со старухой». У Максаковой роль первого плана, у меня — второго, чтобы две блондинки не мелькали на экране, Польских снова перекрасили в черный цвет. Съемки закончились, я встретила Тамару Федоровну Макарову: «Галочка, я слышала — ты едешь на Каннский фестиваль? Только не брюнеткой. Там любят блондинок».

Я тут же помчалась в гримерную:

— Перекрасьте меня, пожалуйста!

— С ума сошла? У тебя волосы отвалятся!

— Умоляю... Тамара Федоровна сказала...

— Давай садись, полетишь лысой.

Когда гример закончил работу, концы волос отпали, а оставшиеся оказались сине-зеленого цвета. Уже и в Канны не хочется, но обратной дороги нет. Закуталась в платок и полетела.

В самолете дядька, сидящий в соседнем кресле, спросил, сдвинув кустистые брови:

— А чего это ты в платке-то? Сейчас в Копенгагене будет посадка, там жарко.

— Я так нервничаю, — отвечаю, — ночь не спала перед поездкой, у меня озноб.

Во время следующего перелета до Парижа я решила признаться, почему не снимаю платок.

— Извините, как вас зовут?

— Владимир Евтихианович.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Айгуль Мильштейн. Мой Домогаров

Айгуль Мильштейн. Мой Домогаров





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Марина Анисина Марина Анисина фигуристка
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй