Галина Польских. Родная кровь

«Саша сумел завоевать расположение дочек, которые ревновали меня ко всем поклонникам. Сядут на кухне и начинают перемывать косточки».
Я училась на курсе Герасимова и Макаровой. Узнав, что меня пригласили в Канны, Тамара Федоровна сказала: «Туда нужно лететь только блондинкой» Я училась на курсе Герасимова и Макаровой. Узнав, что меня пригласили в Канны, Тамара Федоровна сказала: «Туда нужно лететь только блондинкой» Фото: РИА «Новости»

— Правда?! — обрадовалась я.

— Конечно, но мы этого делать не будем. Лучше похлопочем, чтобы тебе дали новую — большую, хорошую, с газом и горячей водой.

Директор фабрики написал на официальном бланке письмо Ворошилову, и вскоре мы с бабушкой получили ордер на шестнадцатиметровую комнату на девятом этаже в сталинском доме на Ленинском проспекте. К выпускным экзаменам в школе я готовилась уже там.

«В институт тебя вряд ли кто возьмет, — рассуждала бабушка, — тут рядом керамический техникум открылся, поступай туда. Главное, чтобы в руках была специальность».

Сходила я в этот техникум и расстроилась.

Мечтала-то совсем о другом. В летнем пионерлагере на мне держалась вся самодеятельность. Я и танцевала, и пела, и в акробатических номерах участвовала, и в спектаклях. Бреду по улице, размышляя, что же делать, и вдруг вижу троллейбус, на котором написано «Конечная остановка ВДНХ». Одна из девочек в лагере рассказывала, что возле ВДНХ есть киноинститут. И я села в этот троллейбус. Нашла институт, захожу. Навстречу — вахтерша.

— Чего, милая, пришла?

— А как на артиста поступить учиться?

— Да вы все с ума посходили! Все артистками мечтают быть.

— Мне очень надо. Мы с бабушкой вдвоем живем. Она старенькая уже, но вынуждена работать, чтобы меня кормить, одевать.

А артистки-то хорошо живут, я выучусь и буду бабушке помогать.

— Незачем тогда тебе в артистки, иди работай — вот и поможешь.

— Нет, бабушка сказала, что я должна учиться.

Вахтерша смерила меня взглядом.

— А ну, отойди подальше, я хоть посмотрю на тебя. Покрутись... Вроде ладненькая. Ну хорошо, я тебе все расскажу.

И вахтерша поведала мне, какого числа будет отборочный тур:

— На вас там только по­смотрят и скажут, кому можно экзамены сдавать, а кому от ворот поворот. Выучи басню, но бери неизвестную, а то известные уже экзаменаторам надоели.

Еще стихотворение и прозу.

Я стала готовиться. Бабушку же уверяла, что буду поступать в керамический.

Благополучно сдав экзамены, я попала на курс к Михаилу Ильичу Ромму. Когда нашла себя в списке студентов, зачисленных на первый курс, словно на крыльях полетела на Сретенку, к бабушке в магазин.

— Ну что, поступила? — догадалась она, увидев мое сияющее лицо.

— Поступила. Только не в техникум...

— А куда? — в голосе бабушки появилась тревога.

— Да ты сядь... Твоя внучка будет артисткой!

 Фото: Из архива Г.Польских

Тут бабушка как закричит, не стесняясь в выражениях:

— Да что ж это за профессия, так твою разэтак?! Как жить собираешься?!

Мимо проходил директор магазина, которого бабушка очень уважала, стал спрашивать, почему она ругается. Когда узнал, в чем дело, сказал: «Бабка, замолчи! Кто бы мог подумать, что твоя сиротка-голодраночка сможет поступить на актерский?! Ты представляешь, какая ее судьба ждет? Сколько она всего увидит! Она оторвется от твоей приземленной жизни».

И бабушка примолкла. Только ворчала время от времени: «И на кого вас там только учат?!»

Я еще была первокурсницей, когда за мной стал ухаживать третьекурсник с режиссерского отделения — Фаик Гасанов из Баку.

Сяду в институтском буфете перекусить, а он тут как тут. «Как было бы здорово вместе проснуться, — говорит, — вместе позавтракать, а потом пойти куда-нибудь». Я, конечно, краснею...

Такой горячий, настырный, караулил после лекций, провожал до дома, шагу не давал ступить. Но Фаик был не только настойчивым и красивым, он еще был и эрудированным. Рассказывал о Пастернаке, Андрее Белом, Бродском, читал стихи. Прекрасно разбирался в живописи. Приходя на свидания, я все больше молчала, чтобы сойти за умную. Даже не знаю, что в итоге заставило меня сдаться напору Фаика — его блистательный ум или то, что он был высоким красавцем-брюнетом.

— О чем ты мечтаешь? — как-то раз спросил Фаик.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Айгуль Мильштейн. Мой Домогаров

Айгуль Мильштейн. Мой Домогаров



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Любовь Толкалина Любовь Толкалина актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй