Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»

«Став взрослее, нашла и оправдание ее поступку. Но оговор и наказание я запомнила на всю жизнь».

Меня посадили вести прямой эфир. А когда передача закончилась, спросили: «Вам хватит недели, чтобы переехать из Питера и приступить к работе?»

Тут же позвонила мужу, рассказала о предложении. «Наверное, надо соглашаться. — Дима обреченно вздохнул. — Я же вижу, как ты извелась без работы. Только у меня поехать с вами сейчас не получится. Не могу бросить агентство, в которое вложено столько сил. К тому же в Москве мне вряд ли удастся быстро найти хорошее место — и что, я буду на шее у тебя сидеть?»

Первые полгода я летала к Диме каждые выходные, потом все реже и реже. К работе на радио прибавились роли в антрепризных спектаклях и ведение корпоративных торжеств и свадеб. Я зарабатывала на квартиру в Москве.

Теперь Дима прилетал к нам с Дашей.

Нечасто, раз в месяц-полтора. Я скучала по нему, радовалась встречам. Но уже на второй день ловила себя на том, что по­стоянно раздражаюсь. Из-за невымытой Димкой чашки, брошенной рубашки. Мы начали ссориться, чего прежде не бывало. И когда в 2003 году он вдруг сказал, что хочет переехать в Москву, я запротестовала:

— Мы будем постоянно ругаться и разведемся! Неужели ты не понимаешь, что за эти годы и ты, и я привыкли жить порознь?

— Так и скажи, что я тебе больше не нужен и давай разводиться!

— Не хочу я с тобой разводиться! У меня никого нет, веду себя прилично, тебе не изменяю... Прошу: оставим все как есть.

Не знаю, чем бы закончились эти наши возникавшие при каждой встрече разговоры, если бы я не узнала, что беременна.

Дима, дабы не трепать мне нервы, на какое-то время попытки воссоединиться с семьей оставил.

В глубине души я знала, что наши отношения уже никогда не будут прежними, что в конце концов мы разведемся и что растить двоих детей мне будет вдвое труднее. Но о том, чтобы сделать аборт, даже не помышляла. Во-первых, я давно мечтала о сыне, а во-вторых... Мне никто и никогда этого не внушал, но я еще дев­чонкой знала: ребенок — подарок Божий и лишить его жизни — самое страшное из преступлений.

Нам с Янкой было лет по семнадцать, когда в ходе очередной «философской» беседы я спросила подругу:

— А ты кого больше будешь любить: мужа или ребенка?

Янка вопросу удивилась:

— Конечно, мужа!

— А вот если вдруг выбор, кому умереть: мужу или ребенку?

Ты кем бы пожертвовала?

— Ребенком, — ответила рациональная Янка. — От мужа я еще одного рожу.

Как я тогда на нее напустилась! Скорее всего, мы разругались бы насмерть, если бы вдруг не обнаружили полное единодушие в отношении к абортам. Обе были категорически против. Простив Янку, я тут же разоткровенничалась: — Знаешь, я бы не стала делать аборт, даже если бы меня изнасиловал бомж.

Ребенок же не виноват, что его биологический отец — такой урод.

Пашку я рожала тяжело. Он лежал неправильно, и в конце концов пришлось делать кесарево. На сей раз в послеродовой палате со мной и Павликом осталась мама. Дима на своем присутствии не настаивал — сказал, что лучше побудет с Дашей.

Когда сыну исполнилось два года, муж снова заговорил о переезде. Я по-прежнему была против. И только однажды устыдилась собственной упертости, подумала: а вдруг и вправду все бы наладилось — ведь Димка так меня любит... Случилось это «просветление» шестнадцатого августа, в мой день рождения, когда из Питера доставили белый рояль. Именно такой, о каком я мечтала много лет. Это был подарок от мужа, отдавшего за роскошный инструмент все свои сбережения.

Впрочем, моего раскаяния хватило не надолго: когда через два дня Дима приехал, чтобы отметить двенадцатую годовщину нашей свадьбы, мы снова поругались:

— У тебя кто-то есть, и поэтому ты не хочешь, чтобы я переезжал!

— Нет у меня никого!

— Есть!

Напророчил, называется.

Это случилось ровно через месяц.

Восемнадцатого сентября 2006 года мне позвонил Филипп Киркоров:

— Один человек по тебе просто умирает!

Голову сломал, как бы с тобой пересечься, и вдруг слышит: я у тебя в эфире. А мы с ним сто лет знакомы! Классный парень, в РУБОПе работает.

— Да ты что, Филипп?! Я замужняя женщина, у меня двое детей!

— Ну что тебе стоит! Он столько раз мне помогал, а сам никогда ни с какими прось­бами не обращался. Можно, он тебе позвонит? Просто поговорите.

— Зачем? Пусть приходит на мой спектакль. Скажи его фамилию — я оставлю у администратора контрамарку. В театре и увидимся.

— Какая ты скучная, Довлатова! Ты ему в эфире привет передай. А лучше разыграйте с Чижовым спектакль. Ты скажи: «Есть у меня, Андрюша, один поклонник, майор милиции. Очень хочет со мной познакомиться.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Лайма Вайкуле: «Не верьте, что умирать не страшно»

Лайма Вайкуле: «Не верьте, что умирать не страшно»

Ирина Шейк (Irina Shayk) Ирина Шейк (Irina Shayk) актриса, модель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте