Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»

«Став взрослее, нашла и оправдание ее поступку. Но оговор и наказание я запомнила на всю жизнь».

Мы поднимались на эскалаторе, когда Алексей вынул из кармана коробочку, дрожащими от волнения пальцами достал из нее кольцо и спросил:

— Ты будешь моей женой?

— Да, — ответила я и чуть не рухнула навзничь — стояла-то спиной, а ступеньки вдруг закончились...

Больше откладывать разговор с Дашей было нельзя. Я села перед дочкой на корточки, попросила посмотреть мне в глаза:

— Мы с Лешей решили пожениться. Как ты к этому относишься?

— Ты знаешь, что плохо. Я люблю папу.

— Доченька, так бывает: взрослые расстаются, но они же после этого не перестают любить своих детей.

Папа будет приезжать к тебе и Павлику так часто, как только сможет.

Даша вздохнула:

— Ладно, женитесь, но только после моего дня рождения.

— Конечно, как скажешь.

Разговор был в марте, а день рождения дочки в июне. Пришлось отложить свадьбу на середину лета. Но Леша уже переехал жить к нам. Я видела, как тяжело Дашке мириться с его присутствием в доме. Контакта не получалось. Мне даже пришлось нанять для нее психолога.

С Пашей было проще. Он совсем скоро и без всяких «наущений» начал звать Лешу папой. Диму, когда тот прилетал навестить детей, называл так же.

Наличие двух пап его не смущало. Как не смущает до сих пор.

В конце концов Алексея приняла и Даша. Я поняла это, когда мы все вместе ехали на вокзал, чтобы отправиться на поезде в Финляндию. Уже подъезжали к Комсомольской площади, а Алексей все продолжал давать поручения водителю: «Завтра забери мой россий­ский паспорт и отвези его...»

Договорить ему не дал Дашин вопль: «Мама, Леша забыл свой паспорт!!! Значит, он с нами не поедет? А как же мы без него?»

Леша обернулся. В его глазах было такое облегчение! «Вы без меня никак! — он состроил смешную рожицу. — Поэтому я еду с вами».

Даша захлопала в ладоши, а я чуть не разревелась.

Обряд венчания был назначен на двадцатое июля.

Накануне вечером, примеряя подвенечное платье, я вдруг обнаружила, что корсет мне так тесен, что даже дышать трудно. И это при том, что из-за предсвадебных хлопот я в последние дни почти ничего не ела. Вкупе с недельной «задержкой» это наводило на размышления... Утром двадцатого я сбегала в ближайшую аптеку и купила тест на беременность. Результат оказался положительным. Леше я сказала об этом, когда мы ехали в церковь. Он радостно схватил меня в охапку, прижал к себе.

Прошло месяца полтора. О беременности, кроме Леши, знали только мои родители. И вот как-то Даша возвращается из школы домой и видит меня в купальнике — я не успела переодеться после массажа.

Направляется прямо ко мне, вытянув вперед руку, кладет ладошку на мой живот и говорит:

— Мама, там кто-то есть.

Я вдруг смущаюсь:

— Просто я плотно поела.

— Нет, мамочка! Там кто-то живой.

Пришлось «колоться». Помню, какими глазами смотрел на меня массажист Гарик — он-то ничего не заметил. А Даша уже с заказом:

— Только умоляю тебя: роди сестренку! Второго Пашу я не выдержу!

Я и сама хотела дочку. Где-то в глубине души жил страх: а вдруг, если родится сын, Алексей охладеет к Пашке? И УЗИ показало, что я жду девочку!

Во время беременности я наблюдалась у знаменитого гинеколога-акушера Марка Аркадь­евича Курцера. Вместе с ним мы решили: «Несмотря на предыдущее кесарево, на сей раз будем рожать самостоятельно!»

Только отошли воды, Леша усадил меня в машину и повез на Севастопольский, в Перинатальный центр. И там мы с ним, чтобы стимулировать схватки, принялись мерить шагами коридор. За пятнадцать часов прошли, наверное, километров двадцать. Время от времени к нам присоединялся Марк Аркадьевич:

— Алла, может, все-таки кесарево? Ты же уже еле ноги таскаешь!

Я качала головой:

— Нет, попробую сама.

И все же пришлось делать операцию. Дальнейшее промедление могло сказаться на ребенке. Курцер, окинув Алексея с ног до головы взглядом-рентгеном, сказал: «Думаю, в порядке исключения могу пропустить вас в оперблок. Судя по всему, вы не из пугливых — сама профессия обязывает...»

И Леша просидел рядом все время, пока длилась операция. Потом меня отправили в реанимацию, а он помчался покупать цветы. Уставил ими всю палату, куда меня на каталке привезли к вечеру следующего дня.

Кровати стояли вдоль стен, между ними — тумбочка.

Леша предложил: «Давай я их сдвину. С какой стати мы будем спать порознь?»

Утром доктор Курцер пришел с обходом и застал нас сладко дремлющими в объятиях друг друга.

«Вот это да! — Марк Аркадьевич всплеснул руками и захохотал. — В воздухе пахнет страстью! Теперь никаких сомнений: выздоровеешь моментом!»

С рождением Сашеньки забот в нашей семье прибавилось и муж уже не может так часто, как раньше, проводить выходные с дочерью от первого брака. Мне кажется, девочка по этому поводу очень переживает, поэтому я, когда устраиваю Даше и Павлику какой-то особенный праздник, необычное развлечение, стараюсь пригласить и Наташу. Но она отказывается. Не хочет знакомиться с новой семьей папы. Надеюсь, это временно.

Дмитрий приезжает в Моск­ву, как только у него выдается пара свободных дней. Если дети зовут меня погулять вчетвером, я нахожу повод, чтобы отказаться.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Лайма Вайкуле: «Не верьте, что умирать не страшно»

Лайма Вайкуле: «Не верьте, что умирать не страшно»

Тутта Ларсен Тутта Ларсен журналист, телеведущая, радиоведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте