Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»

«Став взрослее, нашла и оправдание ее поступку. Но оговор и наказание я запомнила на всю жизнь».

Из глаз брызнули слезы:

— Я больше вообще в школу не пойду!

— Побежишь как миленькая!

Закрывшись в своей комнате, я упала ничком на кровать. Внутри все заходилось от обиды. Почему мама поверила директрисе, а меня даже не захотела выслушать?! Как теперь идти в школу? Как встретиться с Витей из 8 «А»? Он мне очень нравился и уже начал за мной ухаживать.

...Витя в окружении друзей стоял на школьном крыльце. Увидев меня, загоготал: «Гы! Смотрите, опричник идет!»

Казалось, жизнь кончилась.

...Маму я, конечно, простила. А став взрослее, нашла и оправдание ее поступку. Будучи «продуктом» советского воспитания, она была уверена: «Учитель врать не может».

Оговор и последовавшее за ним наказание я запомнила на всю жизнь. Сейчас, если случаются ситуации, когда слова Даши расходятся с «показаниями» взрослых: школьных педагогов, соседей — я верю дочери.

...Так что я хорошо знала, на что способна мама в гневе. Ее угроза заставила меня пойти на компромисс: — Хорошо, мы не будем до свадьбы жить вместе.

Но завт­ра же подадим заявление.

— Нет, не завтра! — отрезала мама. — А через полгода. Отсчет начинается с этой минуты. Ты вроде не глупая, значит, за это время поймешь: Андрей — не тот человек, с которым можно создавать семью.

Разговор с мамой состоялся в конце июня, а к Новому году я уже была одна — горнолыжник-байдарочник свел на нет свое присутствие в моей жизни. В сердце поселилась пустота, которая в двадцать лет кажется особенно невыносимой. И тут раздался телефонный звонок.

У директора по съемкам питерского ТВ Дмитрия Лютого был глубокий, интригующий голос. Он позвонил, чтобы предложить мне вести музыкальную программу.

От хандры не осталось и следа.

Помню, сама себе удивилась: «Чего это я? Поговорила с парнем пять минут — и в предвкушении встречи уже готова скакать от радости?» Разум быстро умолк, и из шифоньера на кровать полетели юбки, блузки, платья — перед Лютым я намеревалась предстать неотразимой.

...Директор по съемкам на телестудии меня не встретил. Оказалось, Дима в больнице, где ему должны делать серьезную операцию. Какую именно, никто не знал. А скорее, просто не хотели говорить... После выписки он на прежнее место работы не вернулся. Уст­роился в банк. Его друг руководил отделом, который занимался обменниками, и Дима стал управляющим одной из «точек».

Но я уже решила, что по­знакомлюсь с ним во что бы то ни стало. Разработала целый план. Меня к тому времени уже взяли работать на телевидение. Я стала ведущей. Пришла к руководству и предложила сделать цикл передач «Звезды глазами...» Главным героем первой должен был стать режиссер, второй — оператор, третьей — гример, четвертой — директор. Проект был принят, но я выдвинула условие: в качестве директора в нем примет участие Дмитрий Лютый. Меня пытались отговорить: «Но ведь он больше на телевидении не работает. Возьми другого!»

Я уперлась: «Нет, хочу Лютого!» В конце концов на меня махнули рукой: «Ну, Лютый — так Лютый...»

В тот же день я поехала к Диме в банк договариваться о съемке. Встреча проходила в кабинете его друга- начальника Володи, который сразу начал за мной активно ухаживать.

Ситуация сложилась самая что ни на есть дурацкая: Дима с каждым днем нравился мне все больше, но чтобы видеться с ним, я должна была принимать ухаживания его начальника.

Однажды я с родителями уехала на выходные за город, а когда вернулась, обнаружила на автоответчике полтора десятка сообщений от Димы: «У меня завтра день рождения, и я бы очень хотел видеть тебя среди гостей»; «День рождения уже сегодня. Позвони, скажи, куда за тобой заехать». И последнее сообщение — расстроенным-расстроенным голосом: «Мы уезжаем. Я так надеялся, что ты придешь...»

Я, чуть не прыгая от счастья, набираю номер Диминого телефона — и вдруг слышу: — Как хорошо, что ты не приехала!

Вовка выпил, сел за руль и на полном ходу врезался в дерево. У него тяжелая травма.

— А ты?! Ты как?!

— Я прямо перед аварией вышел из машины.

У Володи обнаружили перелом позвоночника, и он несколько недель лежал на растяжке. Мы с Димой регулярно его навещали. Придем, развлечем разговорами — и по домам. Я постоянно ловила на себе Димкины влюбленные взгляды и ждала каких-то слов. Но он молчал.

«Просто он очень порядочный, — рассуждала я. — Ему стыдно строить свое счастье, когда друг прикован к постели...» Однако ничего не изменилось и когда Володя стал по­правляться: вставать с кровати, самостоятельно ходить.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...

Написать комментарий


Читайте также

Лайма Вайкуле: «Не верьте, что умирать не страшно»

Лайма Вайкуле: «Не верьте, что умирать не страшно»

МакSим МакSим певица, композитор
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте