[AD]

Том Хэнкс: «Мои чувства к жене настолько сильны, что я не могу передать это словами»

Откровенное интервью актера о том, что им пришлось пережить с женой, и о том, где он учился искусству переговоров.
Мария Обельченко
|
02 Декабря 2015
Том Хэнкс Том Хэнкс на Каннском кинофестивале Фото: SPLASH NEWS/ EAST NEWS

Фильмы с участием Тома Хэнкса заработали в мировом прокате восемь миллиардов долларов, он один из самых известных людей в мире. Но в последние годы его преследуют несчастья — увы, даже самые любимые зрителями актеры не застрахованы от неудач, болезней и семейных трагедий.

— Том, ваша дружба со Стивеном Спилбергом необычайно крепка. Уже в четвертый раз он вас приглашает в свой фильм…

— Знаете, мы со Стивеном давным-давно живем рядом и часто общались по-соседски. На барбекю ходили друг к другу. Жены наши дружат, дети вместе росли. Всегда было что обсудить, о чем поговорить. Но я долго ждал приглашения к совместной работе. Первый раз он позвал меня в свое кино только в 1997 году. Это была картина «Спасти рядового Райана». Вышло все довольно забавно. Нам со Стивеном одновременно в руки попал сценарий. Мы его прочитали и практически в одно и то же время решили позвонить друг другу. Я дозвонился первый, потому что специально подкараулил Стивена, знал, что он в тот момент дома и возьмет трубку. Хотя Спилберг почему-то любит рассказывать, что мы чуть ли не в одно и то же время подошли к телефону и сняли трубки! Я уже устал объяснять, что технически это невозможно! (Смеется.) Но самое главное, что мы одновременно решили сделать этот фильм, причем вместе!

Алан Алда, Том Хэнкс и Эми Райан Том Хэнкс с Аланом Алдой и Эми Райан в фильме «Шпионский мост». 2015 г. Фото: EVERETT COLLECTION/EAST NEWS

— Ваш герой в новом фильме Спилберга «Шпионский мост» — скромный юрист Джеймс Донован, защищающий советского разведчика Рудольфа Абеля, попавшего в руки американских спецслужб. Он удивительно похож на вас, не внешне, конечно, а по характеру — честный, спокойный, уверенный в том, что справедливость должна восторжествовать, ну прямо Том Хэнкс собственной персоной…

— Спасибо, но вы, безусловно, преувеличиваете мои достоинства. Донован был и правда очень интересным и смелым человеком. Во времена холодной войны любой, кто защищал русского шпиона в Америке, выглядел не очень, мягко говоря, хорошо. К Доновану врывались в дом, чуть не застрелили, присылали гневные, наполненные ненавистью письма. Вопрос: «Почему он помогает этим людям?» — не давал многим покоя. Знаете, существуют два варианта для актера, когда он играет реальных людей. В первом случае, если этот человек еще жив — самый сложный вариант. Но в нашем фильме я играл персонажа, который уже умер. И поэтому надеюсь, что мы не слишком испортили ему биографию, перевернув ее вверх тормашками. Но то, что я не похож на него внешне, — это точно.

— А вы никогда не хотели шпионом быть, ну в детстве, скажем?

— Хм, в детстве у меня даже был маленький пластмассовый чемоданчик «Набор для шпиона», такой — по мотивам Джеймса Бонда. Их выпускала та же фирма, что и кукол Барби. В этом чемоданчике лежал пластмассовый пистолет, отдельно глушитель к нему и примитивная камера. Но она работала, я помню. Заправляешь камеру пленкой, ставишь чемоданчик на стол где-нибудь в гостях, нажимаешь специальную кнопочку снаружи и фотографируешь. Классная вещь! (Улыбается.)

Том Хэнкс Продюсеры отказались оплачивать съемки большого эпизода, где Гамп бежит через всю страну. И тогда Том Хэнкс и режиссер Роберт Земекис спасли фильм: сняли эти сцены на свои деньги. Том Хэнкс в фильме «Форрест Гамп». 1994 г Фото: PARAMOUNT PICTURES /EAST NEWS

— В этом фильме очень много сцен, которые Спилберг снял, используя классические приемы саспенса, когда нет диалогов, но напряжение нарастает…

— Восхитительно! Самое вкусное, что может достаться актеру. Не болтовня бесконечная, а игра взглядами, выражением лица, когда каждое мгновение проживаешь. Хотя некоторые коллеги, я знаю, не любят такие вещи. Ведь во время диалогов камера всегда крупным планом на тебе. Многим актерам это просто необходимо.

— А правда, что с фильмом «Фор­рест Гамп» произошла примерно такая же история, как и с картиной «Спасти рядового Райана», — прочитав сценарий, вы буквально загорелись? И даже, по слухам, частично финансировали это кино?

— Так случилось, что в один прекрасный день, уж не помню почему, но студия решила закрыть проект. То есть прекратить съемки. Режиссер Роберт Земекис пришел ко мне домой и сказал: «Они не хотят давать нам деньги на съемки большой сцены, где Гамп бежит через всю страну. А без этого фильм не состоится. Я его снимать отказываюсь». Выход был только один: снять эти сцены на собственные деньги. Роберт предложил мне разделить с ним расходы, чтобы студия оставила нас в покое и позволила продолжать работу. Я согласился.

— Ваш Донован в «Шпионском мосту» виртуозный переговорщик, сумевший договориться о невозможном — обмене шпиона Абеля на американского пилота Фрэнсиса Гэри Пауэрса, сбитого над СССР. При этом Донован был лишь скромным адвокатом, и казалось, какой из него дипломат… Где вы осваивали тонкости переговорного мастерства? Может, ваши четверо детей этому поспособствовали?

Том Хэнкс и Рита Уилсон. «Когда мы познакомились с Ритой, я подумал: «Кажется, я нашел своего человека на этой земле». Единственное, из-за чего мы сейчас ругаемся, так это когда выясняем, кто кого больше любит». На фото: Том Хэнкс с женой Ритой Уилсон на церемонии вручения премии «Оскар». 1995 г. Фото: ASSOCIATED PRESS/FOTOLINK

— Да что вы! Из меня никакой переговорщик, и все это знают, включая детей! Я не могу даже скидку на рынке получить! Торговаться для меня все равно что оказаться на другой планете. Это язык, которого я не знаю. Да и как, извините, можно торговаться с собственными детьми? О чем вы говорите!

— Ваш многолетний брак с Ритой Уилсон в Голливуде воспринимается как уникальный…

— Когда мы с Ритой впервые друг друга увидели, я подумал: «Кажется, я нашел своего человека на этой земле». Как сейчас помню свои мысли еще в начале наших отношений: «Мне с ней так легко и просто. Вот что значит настоящая гармония». В результате я женился осмысленно, в отличие от своего первого брака. Единственное, из-за чего мы ругаемся с женой, так это когда выясняем, кто кого больше любит. Правда, поверьте, у нас идиллия. И нет никакого особого секрета. Просто наши чувства настолько сильны, что мне сложно дать определение Рите. Она для меня больше чем жена, подруга, мать, любовница. Я не представляю без нее своей жизни. Я часто оставляю Рите около телефона или где-нибудь на кухне маленькие записочки с пожеланиями хорошего дня и все в таком роде. Печатаю жене послания на антикварных пишущих машинках, которые коллекционирую — у меня их уже больше ста. А еще у меня есть привычка присылать Рите фотоотчет о своем дне. Фотографирую на мобильный телефон все вокруг, когда ее нет рядом со мной: что ем на ланч, с кем встретился, фото со съемочной площадки. Мне кажется, ей это нравится.

Том Хэнкс и Стивен Спилберг «Мы со Стивеном давно живем рядом и часто общались по-соседски. Всегда было что обсудить, о чем поговорить. Но я долго ждал от него приглашения к совместной работе». Том Хэнкс со Стивеном Спилбергом на премьере фильма «Поймай меня, если сможешь». Берлин, 2003 г. Фото: LEGION-MEDIA

— Вам с Ритой пришлось многое пережить за последнее время. Я имею в виду ее борьбу с раком груди… Рита невероятно трогательно в одном интервью рассказала о вашей заботе. Что даже она, зная вас, не могла себе вообразить ту степень внимания, сочувствия, соучастия, помощи, которую вы продемонстрировали…

— Невозможно оставлять человека наедине с болезнью, таким страшным кризисом. Ни на минуту. Нужно все бросить и заботиться. По-моему, это естественно. В общем, это был, конечно, ад. Рита прошла через двойную мастэктомию, и потом ей сделали реконструкцию. На все ушло девять месяцев… К счастью, химиотерапия не понадобилась… Рита сейчас полностью здорова. И я страшно горжусь мужеством, которое она проявила. Пока болела, помогала другим женщинам с таким же диагнозом. Хорошо, что лично мы можем себе позволить качественное медицинское обслуживание. Сколько же, вы себе не представляете, развелось шарлатанов всякого рода, вполне официально существующих, обещающих излечение всякими способами. Не в состоянии я понять, как могут люди наживаться на чужой беде. Меня это злит просто до безумия. Как можно внушать больным ложные надежды? Это преступление…

— Еще один удар судьбы был связан с вашим сыном. Вы как отец много нервов потратили, уговаривая Чета все-таки лечь в реабилитационную клинику… (Чет Хэнкс, актер, рэпер, с 16 лет страдал наркотической зависимостью. Болезнь завела парня далеко: он, по его собственному признанию, не только не мог жить без дозы, но и сам продавал наркотики. Что могло неминуемо привести Чета к тюрьме, как случилось, например, с сыном Майкла Дугласа. Том и Рита постарались сделать все возможное, чтобы отправить сына в клинику. В таблоидах появилась информация о «таинственном исчезновении» сына Хэнкса с разными версиями, но родители никак не комментировали эти сообщения. Осенью Чет вышел из больницы и публично, с помощью соцсетей, рассказал свою историю — и болезни, и выздоровления. За что многие бросились его осуждать. Мол, нехорошо жаловаться на жизнь и объяснять причины увлечения наркотиками известностью родителей, большими финансовыми возможностями, избалованностью и так далее. Но Рита и Том снова предпочли промолчать и не комментировали действия сына. — Прим. ред.)

Джулия Робертс и Том Хэнкс Том Хэнкс с Джулией Робертс в фильме «Война Чарли Уилсона». 2007 г. Фото: REX/FOTODOM

— Я могу сказать только одно: своих детей нужно любить безусловной любовью. Такими, какие они есть. И поддерживать на каждом шагу их жизненного пути. Я совершенно не обижаюсь на Чета за то, что он сделал публичное признание, весьма откровенное и, возможно, неоднозначное. Напротив, я горжусь сыном. Считаю, надо всякий раз аплодировать своим детям, когда они проявляют мужество и честность, находят в себе для этого силы. Вот, например, меня иногда спрашивают, как я отношусь к тому, что мой сын исполняет рэп. Мне эта музыка не по душе. Не всегда мне нравятся и тексты. Но опять-таки, я горжусь тем, что мой сын выбрал такой путь. Своеобразный и непростой. И хочет что-то доказать себе и миру.

— Многие интересуются, почему вы так скоропостижно поседели? Не из-за того ли, что пришлось пережить в последние годы?

— Нет, это не мой естественный цвет, я играю в новом фильме Клинта Иствуда «Чудо на Гудзоне» немолодого летчика, который в 2009 году, если помните, сумел посадить неисправный самолет прямо на реку, и никто из пассажиров не погиб. Чудный дядька этот Чесли Салленбергер. Вот с ним мне выпала честь пообщаться. А что касается седых волос — да, очень смешно. На днях захожу в ресторан, меня узнают две женщины. И одновременно говорят: «Мистер Хэнкс, вы специально покрасились для какой-то новой роли?» — а другая: «Мистер Хэнкс, как хорошо, что для новой роли вы наконец перестали краситься!» (Смеется.) Эх, думаю про вторую-то, хоть бы ты поскорее отсюда ушла, аппетит мне испортила. Как выяснилось, мои волосы очень плохо поддаются окрашиванию. Во всяком случае, в цвет седины. Последний раз, когда я сидел в парикмахерском кресле, мастер сказала, что больше нельзя мучить мой скальп. (Смеется.)

Том Хэнкс с сыном Четом «Я не обижаюсь на Чета за то, что он сделал публичное признание, весьма откровенное и, возможно, неоднозначное. Напротив, я горжусь сыном». На фото: Том Хэнкс с сыном Четом. Торонто, 2012 г Фото: LEGION-MEDIA

— В 2013 году вы признались — довольно редко публичные люди так поступают, — что у вас серьезное заболевание: диабет второй степени

— Да, верно. У меня лет с тридцати шести был повышенный сахар в крови. Я регулярно ходил к врачу, проверялся. И вот прихожу как-то, он смотрит анализы и говорит: «Ну я вас поздравляю, мистер Хэнкс. У вас случился большой прогресс. Теперь я могу твердо констатировать, что вы заработали себе настоящий диагноз». (Смеется.) Неприятно, конечно, но, к счастью, это заболевание поддается контролю. Врач мне сказал: «Восстанови свой школьный вес, и диабет исчезнет». Но это же невозможно! Я тогда весил не больше 50 килограммов, а сейчас так все 85. Я решил, что больше не буду соглашаться на роли, для которых нужно существенно худеть или поправляться. Двенадцать килограммов я сбросил для роли в «Филадельфии», где, как вы помните, больного СПИДом играл, 25 килограммов — для «Изгоя». А для фильма «Их собственная лига», наоборот, пришлось набрать почти 14 килограммов. Правда, тогда я был совсем молодым. Помню, шутил, что каждый день наношу визиты местной королеве молочной продукции. (Смеется.) В общем, сижу теперь на жесткой диете. Жена мне помогает и поддерживает морально. Уж Рита-то знает, как я люблю вкусно и плотно поесть.

Том Хэнкс и Рита Уилсон «Наши чувства настолько сильны, что мне сложно дать определение Рите. Она для меня больше чем жена, подруга, мать, любовница. Я не представляю без нее своей жизни», — Том Хэнкс Фото: GETTY IMAGES RUSSIA

— У вас с вашим соседом Стивеном Спилбергом кроме кино есть еще одно общее увлечение: историческая литература...

— Да, и это нас во многом объединяет и способствует дружбе. Мы оба жить не можем без таких книг. Для меня это колоссальное удовольствие. Знаю, в глазах некоторых моих современников я выгляжу нелепо. Представьте, как я вечером появляюсь в спальне с увесистым фолиантом, в котором 1400 страниц. Жена спрашивает меня: «О чем это?» — «Об исторических загадках и тайнах XIV столетия». Рита задерживает на мне свой взгляд и говорит: «Почему бы тебе для разнообразия не попробовать прочитать какой-нибудь роман? В мягкой обложке?» — «Я пытался, дорогая! — отвечаю ей я. — Но ведь в них все выдумано!»

Фото Стивена Спилберга


A
Эмма Уотсон (Emma Watson) Эмма Уотсон (Emma Watson) актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Загрузка...


+