Елена Север и Дмитрий Дюжев: «Никто из нас не пострадал, если не считать легких царапин и синяков»

«Каждый кадр был небезопасен. Стрельба, пиротехнические взрывы… Трансформируется пол, летит...
Наталья Николайчик
|
11 Марта 2020
Елена Север и Дмитрий Дюжев Елена Север и Дмитрий Дюжев

«Каждый кадр был небезопасен. Стрельба, пиротехнические взрывы… Трансформируется пол, летит штукатурка, взрывается кухня. Было ощущение, что все кругом горит. Каждую сцену просчитывали посекундно. Нельзя было нигде ошибиться, иначе это обернулось бы травмой или даже трагедией», — рассказывают Елена Север и Дмитрий Дюжев.

— В прессе появилась жуткая информация: якобы Дюжев поднял руку на женщину. Что за страсти кипят в вашей жизни?

Дмитрий: Страсти кипят не в жиз­­ни, а в нашем совместном проекте с Еленой Север. А на съемочной площадке, как известно, ты можешь поступать так, как ни в реальности, ни в мыслях не допустил бы. По сценарию мы с Леной муж и жена. И при этом агенты противоположных разведок. И в один момент каждый из нас получает команду уничтожить врага. Врагом оказывается любимый человек… Приходится повоевать…

Елена: Все было очень экстремально, но на съемках никто не пострадал. При этом трюки делали мы сами. Готовились серьезно, с каскадерами. Они нас учили правильно группироваться при падении, наносить удары, уворачиваться. Сначала мы тренировались в спортивном зале на матах, а потом начались съемки.

Дмитрий: Там каждый кадр небезо­пасен. Стрельба, пиротехнические взрывы. Лена бьет меня ногой в грудь, я отлетаю в шкаф, он разваливается на куски. Потом трансформируется пол, обрушивается штукатурка, взрывается кухня. Было ощущение, что все кругом горит. Каждую сцену просчитывали посекундно. В одно мгновение в определенной точке находится моя голова, в другое — в этой точке взрыв. Нельзя было нигде ошибиться, иначе это обернулось бы травмой или даже трагедией. Я очень волновался, что Лена может пострадать. Но обошлось, если не считать каких-то легких царапин и синяков, — постановщики трюков профессионально сработали. Было очень впечатляюще и мощно. Что-то вроде того, как в фильме «Мистер и миссис Смит». И Лена при своей хрупкости проявила себя как боец…

Елена: Я перфекционист, мне хочется стопроцентного результата, включается азарт. Но многие моменты дались тяжело — трудно несколько дуб­лей подряд подниматься с колен с двумя автоматами в руках и чтобы это выглядело легко и непринужденно. К третьему разу у тебя ножки трясутся, ручки трясутся, но ты говоришь себе: все нормально, все хорошо. Конечно, это физически непросто: бесконечные повторы, дубли, но меня привлекает возможность перевоплотиться и сделать то, чего сама от себя не ожидаешь.

— Елена, вы певица, актриса, телеведущая, журналист, продюсер, но целенаправленно строить карьеру начали не так уж и давно. А ведь при ваших данных и возможностях логично было бы начать все гораздо раньше — сниматься в кино, петь…

Елена: Все произошло естественно и органично. Я всегда была скромным человеком, в детстве занималась фортепиано, вокалом, но, так как у меня семья связана с наукой, никогда не рассматривала для себя творческую профессию. И потом, я была уверена — работа должна кормить. И после школы я поступила на экономический, хотя в детстве мечтала о сцене. Когда родители уходили на работу, я бесконечно слушала детские пластинки: «Золушка», «Аленький цветочек», «Алиса в Стране чудес», «Бременские музыканты» — перепевала все песни, изображала всех героев. Зрители мне были не нужны, даже родители об этом не знали. 

Я делала это ради собственного удовольствия. И сегодня мне интересней работа на студии или съемки, а не премьеры и красные дорожки. Мне важен процесс создания, поиска. Мои сыновья с четырех лет занимались музыкой — фортепиано, флейтой, вокалом, — и мы с ними вместе готовили домашние концерты, на которые собирали всех родственников и даже соседей по даче. И в какой-то момент меня стали спрашивать: «Лена, а почему ты не поешь профессионально, на сцене?» Меня даже уговаривали, но я была категорически против. Наверное, сказывалось воспитание: не вылезай, творчество — для тех, у кого выдающиеся способности, особый дар… Но судьбу не обманешь, во мне постепенно накопился потенциал, который я хочу реализовать. И сферы реализации разные — и музыка, и кино, и многое другое. Так получилось. Я фаталист. Считаю, что, если что-то приходит в твою жизнь, неправильно от этого отказываться.

Елена Север и Дмитрий Дюжев Фото: Филипп Гончаров

— Это правда, что в кино вы попали благодаря Жерару Депардье?

Елена: Да, и это судьба. Началось с того, что мы с Депардье встретились на моем первом благотворительном вечере в Санкт-Петербурге. Он мне рассказывал, что удивился моей отваге и настойчивости, когда я уговаривала Владимира Владимировича Путина выйти на сцену, а тот отказывался. Потом мы долго с Жераром общались, ездили в детский дом, в больницы, были на ужине для меценатов. И после длительного пребывания в России он мне признался: «Готовлю проект про Распутина. Всю жизнь мечтал его сыграть. У меня с Распутиным особая энергетическая связь. И я хочу, чтобы ты снималась в этом фильме». Депардье предложил мне сыграть одну из главных ролей в картине — Марию Головину (которую в итоге сыграла Ксения Раппопорт). Я, конечно, была обескуражена, для дебюта слишком серьезно и рискованно. Зато мне подошла роль поменьше… К этому моменту я уже занималась актерским мастерством с преподавателем, которая в то время была вторым режиссером Романа Виктюка, и мы с ней довольно многое прошли… Она суровая и требовательная. Например, ломала меня, борясь с моей светскостью. Нужно было убрать привычку «держать лицо». Это когда у тебя пожар за спиной, а ты абсолютно невозмутима… В этом я мастер. (Улыбается.)

— Ну да, у актера же, наоборот, пожар должен полыхать на лице и зрителям передаваться.

Елена: Конечно! Но научиться демонстрировать эмоции для меня было самой сложной задачей. Я все чувствовала, но не умела показывать, это было заложено воспитанием в детстве и дальнейшей жизнью. И тогда педагог стала давать мне специальные задания…

— Какие?

Елена: Ужасные! Например, я на Рублевке заходила в бутики и разговаривала на тарабарском языке, дико жестикулируя. Меня принимали за сумасшедшую, и, конечно, мне было дико неловко, тем более что меня могли узнать! Или нужно было в метро пройти без жетончика на глазах полицейского. Когда я это сделала, преподаватель мне сказала: «Я думала, ты не сможешь». А я смогла! Хотя для меня это была катастрофа, потому что я лучше заплачу в три раза больше, но сделаю так, как нужно по закону и по правилам. Для меня нарушить общепринятые нормы очень сложно. И вот я открывала себя другую… Мне кажется, для актерской профессии это вообще необходимо.

— А в семье как-то заметили эти изменения в вас?

Елена: Нет. В семье я не могу себе позволить, чтобы это было заметно. У нас патриархат. Моя профессия, чем бы я ни занималась, не должна отражаться на семейной жизни. Так было заведено с самого начала. Муж — номер один.

— И это понятно, ведь, когда вы познакомились, он был взрослым влиятельным мужчиной, а вы юной девочкой…

Елена: Да, я училась в институте на втором курсе. Мне было 19 лет, а Владимиру (муж Елены — Владимир Киселев — музыкант и бизнесмен. — Прим. ред.) — 39. Его сорокалетие мы встретили вместе… У меня не было никакого жизненного опыта. Домашний послушный ребенок, который живет с родителями. Наша любовь стала для меня школой в психологическом плане. Все рядом с Владимиром было по-другому, не так, как в моей прежней жизни. Я считаю его гениальным человеком. А любой гениальный человек — мощная харизматичная личность и может подавлять, даже не разговаривая с тобой. Володе никогда не надо было кричать на детей. Если он сердится, один его взгляд имеет огромное влияние. Такая сила ему дана от природы! Иногда я думаю, что он не всегда отдает себе отчет, насколько мощно воздействует на окружающих. Когда он злится, даже не понимает, что в этот момент у людей просто отнимаются ноги. Представляете, как я ощущала себя первое время рядом с ним? В своей семье я всегда была центром, а тут мое мнение не всегда имеет значение. Другая жизнь. Особенно сложно, когда ты сильно любишь. Думаю, если бы я так не любила, мы бы долго вместе не пробыли. Мне сейчас муж говорит: «До сих пор не могу понять, откуда в 19-летней девочке была такая мудрость».

Елена Север «Я сейчас себе маленькой сказала бы одну важную вещь: «Лена, не надо идти поперек, сопротивляться тому, что предрешено» Фото: Филипп Гончаров

— Откуда?

Елена: Думаю, что сверху. Мне кажется, это даже не воспитывается. Для симпатичной девочки, окончившей на отлично школу, самостоятельно поступившей в престижный вуз, единственной любимой дочки папы и мамы, совершенно нормально было бы фыркнуть на какое-то грубое замечание, на недопустимое к себе отношение — и уйти… А я этого не делала. Я понимала, с Володей так нельзя… Хотя, признаюсь, попытки уйти у меня были — просто по более серьезным поводам. Но я не смогла. В моем муже есть гипнотическая сила. Однажды после какой-то ссоры мне стало понятно, что надо расстаться. Позвонил Володя, и я ему сказала: «Все, это конец…» А он говорит: «Ты сейчас соберешься и приедешь ко мне». — «Нет», — ответила я и, как под гипнозом, собралась и поехала к нему… Мы 28 лет вместе, и я понимаю, что это судьба, сопротивляться которой бессмысленно. Я сейчас себе маленькой сказала бы одну важную вещь: «Лена, не надо идти поперек, сопротивляться тому, что предрешено». Ты можешь затратить много нервов, энергии, где-то даже разрушиться, но все равно все будет так, как должно быть. Есть вещи, которые тебе не дано изменить.

— А когда произошла ваша с Владимиром судьбоносная встреча?

Елена: Даты у нас разные. (Сме­ется.) Мне кажется, что это 19 июня, а ему — 21-е. Познакомились мы на первом международном фестивале популярной музыки «Белые ночи Санкт-Петербурга». Муж его организовывал, а я оказалась там случайно. У каждого человека есть такой эпизод, после которого вся его жизнь меняется. Мы должны были выступать с девочками из моей танцевальной группы, но в последний момент оказалось, что все хореографические номера уже расписаны. И нам предложили выносить цветы для участников на сцену. Меня это не интересовало совершенно, но нас «соблазнили» тем, что там будут мировые звезды — Boney M., например. И вот на лестнице концертного зала «Октябрьский» я столкнулась с Володей. Я бежала вниз, он — наверх… 

Кстати, когда мы отмечали 25-летие совместной жизни, фестиваль «Белые ночи Санкт-Петербурга» проходил в том же месте, в «Октябрьском». Мы специально так запланировали — это был подарок нам обоим. И лестницы там точно такие же остались — обычные серые, совершенно не романтичные на первый взгляд, но только не для нас! Мы снова там стояли, а в этот момент на сцене «Октябрьского» выступали наши дети со своими номерами… Говорят, что на самом деле не мужчина, а женщина выбирает. В нашем случае все было наоборот. Владимир меня увидел и поработил… Не в прямом смысле, конечно, но ему вообще невозможно ответить «нет». Он спросил, откуда я, и дал свой мобильный телефон. Тогда, в 1992 году, мобильные телефоны в Санкт-Петербурге были всего у нескольких человек. Огромного размера, такая сумка, внутри которой аппарат со шнуром, с трубкой… 

Я не планировала звонить, так воспитана. Но сложилась такая ситуация: приезжаем мы с девочками в последний, самый ответственный день фестиваля (финал был в гостинице «Прибалтийская»), а нас не пускают — оказывается, для вручения цветов в финале нашли других, из специального модельного агентства. Но нам уже очень хотелось попасть на фестиваль — пообщаться, потанцевать, посмотреть на это завораживающее представление. И я поняла, что единственное, чем я могу спасти ситуацию, — позвонить Владимиру. 

Еще по дороге произошло странное происшествие: меня вез молодой человек, которому я очень нравилась, и вдруг он остановился и соврал, что машина сломалась. Видимо, что-то предчувствовал. Я до этого никогда в жизни не ловила машину, службы такси тогда фактически не существовало. И он совершенно не ожидал, что я буду голосовать посреди дороги. В тот день я совершала поступки, абсолютно мне не свойственные, сама себя не узнавала. И Владимир себя не узнавал — вообще-то он не раздавал всем подряд номер своего телефона, только в исключительном случае… И как организатор был настолько загружен, в таком стрессе, что ни на кого не обращал внимания… Но у нас все сошлось тогда…

Елена Север «Думаю, если бы я так не любила, мы бы с мужем долго вместе не пробыли. Мне сейчас Володя говорит: «До сих пор не могу понять, откуда в 19-летней девочке была такая мудрость» Фото: Филипп Гончаров

— А вас не смущало, что у Влади­мира была семья, две дочери?

Елена: Об этом знали все, кроме меня. А я не знала даже того, что Владимир имеет отношение к этому фестивалю. И позвонила, не зная толком, может ли он помочь. Я просто поду­мала: а вдруг? Еще мне казалось, что ему не больше тридцати лет. А потом фестиваль транслировали по телевизору, и я Володю показала маме: «Вот он!» А у меня мама от музыки далека, она тоже Володю не знала, не помнила его по группе «Земляне». Единственное, она спросила: «Лена, а ты уверена, что ему тридцать?» Я говорю: «Да, конечно». Это потом я узнала и про разницу в 21 год, и про то, что он женат… Это была катастрофа. Но остановиться мы уже не могли. Нас к тому моменту многое связывало. С самого начала отношений один из нас начинал фразу, а второй мог продолжить, так мы чувствовали друг друга. Все было серьезно. Не просто интрижка… Вот говорят: не зарекайся… У меня было много подружек, у которых случались не очень приятные истории с женатыми мужчинами, и я всегда считала, что со мной такого никогда не произойдет. Но произошло. И начались наши с Володей испытания... Это про тот период я сказала — не нужно себя мучить, если предназначено быть вместе. А мы друг у друга пили кровь... Когда началась наша история, он ведь тоже не думал, что все так серьезно. У Володи была прекрасная жизнь, все хорошо. И тут вдруг — какое-то безу­мие… Как-то муж мне сказал: «Лена, наверное, если бы не было всех испытаний, мы бы столько не прожили вместе»… Возможно, он прав.

— Когда вы успокоились?

Елена: С появлением сыновей я перестала в это погружаться и чувствовать свою вину. И с этого момента для меня лично началась совершенно другая жизнь, я поняла, что счастлива. Действительно счастлива! Когда родился Юра, а потом Володя, я ощутила, что стала очень сильной! Старшему, Юре, сейчас 22 года. Он родился 21 декабря. Это к разговору о том, насколько у мужа сильная энергетика. Сын должен был родиться 26 декабря. А мужу предстояло улетать с внучкой и со старшей дочерью в какую-то поездку. Это святое — нормальная история в нашей семье. Там все по плану… И вот муж привез меня в больницу 21-го и сказал: «Я завтра улетаю, а сегодня ты родишь». Я говорю: «Володя, ты шутишь?» Можно смеяться, но произошло так, как он сказал. Он выдохнул, узнав, что у него мальчик, и на следующий день счастливым улетел…

— Сейчас Юра учится в МГУ, занимается музыкой, поет под псевдонимом ЮрКисс, а какой он был в детст­ве?

Елена: Гиперактивный, ранимый и очень неусидчивый мальчишка. Совершенно не похожий на меня, непонятный мне. Со своим внутренним графиком, ритмом. Для меня это была катастрофа. Я себя ругала, что что-то не так делаю, его ругала, что он все делает не так, а потом в какой-то момент отчасти увидела в нем мужа, а еще поняла, что дети — это отдельный космос. Ребенок тебе не принадлежит, не должен быть удобным для воспитания. Теперь Юра очень изменился. Сам себя трансформировал и продолжает работать над собой. Ведет себя как зрелый мужчина, как будто ему сорок. У него все по плану, он занимается собой, у него йога, правильное питание, образование, музыка, бизнес… А младший сын, Володя, в отличие от брата всегда был для меня понятен как открытая книга. Он очень старательный и трудолюбивый. Даже слишком! Это хорошо для результата, но плохо для здоровья. И я такая же. Сама страдаю от своего комплекса отличницы.

Елена Север и Дмитрий Дюжев Дмитрий Дюжев: «По сценарию мы с Леной муж и жена. И при этом агенты противоположных разведок. И в один момент каждый из нас получает команду уничтожить врага. Врагом оказывается любимый человек… Приходится повоевать…» Фото: Филипп Гончаров

— Вам же ваш дед-военный говорил: если утром открыл глаза, нельзя лежать, ты должен встать, идти и делать что положено…

Елена: Да, я до сих пор так живу. Муж ругается: «Почему ты не можешь посидеть, полежать?» И дети стали такими же, глядя на меня. У меня при обеспеченном муже была возможность заниматься собой с утра до вечера. Просто получать удовольствие от жизни, никуда не лезть. Но если я шла с детьми в бассейн, то сама брала тренера и плавала на соседней дорожке. Учила с ними языки. Делала все то же самое, что они. И, когда дети уставали, мой пример учил их упорству и терпению. Можно сколько угодно заниматься разными прогрессивными программами, но, я уверена, главный воспитательный момент — пример родителей. Я легко могу встать в воскресенье, взять тряпку и пойти мыть пол, пылесосить. Я их маленькими все время приучала: «Встали — заправьте кровать». — «Ну, у нас же есть кому заправлять». — «Я заправила, и вы заправьте. Сегодня есть кому заправить, а завтра нет». Дети всегда копируют поведение родителей.

— Хорошо, вы можете воспитывать детей своим примером, но муж, наверное, слишком занят для этого?

Елена: Володя никогда не терял связи с детьми. Кстати, именно он первый увидел, как Юра пошел, впервые встав на ножки. Это было ночью, я спала, а Володя часто не спит… Все свободное время муж проводил и проводит с сыновьями. И они общаются все больше и больше. Я этому рада — мужу есть что им передать, чему научить. Меня всегда поражало, что родители отправляют детей в переходном возрасте учиться в Англию. Особенно те родители, которые чего-то добились в жизни. Ведь они сами — просто кладезь житейской мудрости. Кто еще расскажет ребенку, как в этой жизни чего-то добиться, как выжить? Мне не понять этого. Во-первых, ты получаешь уже не своего ребенка. Я это видела сплошь и рядом. Во-вторых, теряется связь, теряется контакт. 

Конечно, есть народная мудрость, что воспитывать надо, когда ребенок поперек лавки лежит. Все основы, азы закладываются в очень раннем возрасте, я согласна. Но все равно, в переходном возрасте, когда ребенку нужен реальный совет, а он в другой стране, ему не к кому обратиться, кроме соседа по комнатке в кампусе… Просто я столько важных вопросов услышала от своих сыновей, когда они были в переходном возрасте, что однажды у меня даже волосы дыбом встали. Я была в ужасе: а если бы на такой вопрос отвечал чужой человек, который равнодушен к моим детям? Сколько ночей мы с ними просто проговорили, я вспоминала истории из жизни, своим опытом делилась…

— Вы друзья с сыновьями?

Елена: Друзья. И это счастье.

— А они не хотят сниматься в кино, это же интересная история?

Елена: Нет, не хотят. Им нравится петь. Они постоянно в творческом поиске и каждодневных репетициях. Младший сын, который выступает под творческим псевдонимом ВладиМир, сейчас пробует продвигаться в англоязычном направлении, как Vladekay. В плане музыкальности они в отца. Он же, несмотря на серьезный бизнес, никогда не прекращал заниматься творчеством. До сих пор по ночам встает, сочиняет, пишет музыку и аранжирует, в том числе для меня… Он изначально видел меня певицей. Петь мне очень нравится, и сцену мне бы не хотелось оставлять. Но мне безумно интересно и кино. Причем по многим направлениям. Продюсирование связано с моим экономическим образованием. У меня есть азарт выйти на какую-то ступень и заработать в прокате. Мне нравится и актерская работа, вычитывание сценария, работа с режиссером над ролью, работа на площадке с партнерами.

Елена Север «Что в музыке, что в кино я не выстраиваю карьеру. Делаю то, что очень люблю, может быть, поэтому все и складывается» Фото: Филипп Гончаров

— У вас в каждом фильме роскошные партнеры: Лавроненко, НагиевТатьяна Васильева и многие другие. И ваша собственная актерская карьера стремительно стала развиваться. Небольшая роль графини в «Распутине», потом больше — в сериале «Мата Хари», затем главные роли в «Пилигриме», «Ребрах», «БУМЕРанге», «Сирийской сонате», над которой сейчас работает ваша кинокомпания «Русский Север»...

Елена: Есть еще сериалы для канала «Россия». И блокбастер «Арктика», который мы готовим с Петром Бусловым.

— Вы по поводу кино так же советуетесь с мужем, как и по поводу музыки?

Елена: Безусловно, мне всегда важно его мнение! Хотя иногда муж переживает, что в этой сфере не всегда может мне дать профессиональный совет. Но как человек творческий, он интуитивно понимает, что больше может понравиться зрителю, вникает в творческие концепции каждого нашего кинопроекта, встречается с моей командой, которой я очень доверяю. Я бесконечно благодарна ему за то, что у меня есть такая возможность — заниматься любимым делом, а именно кино. Я человек слышащий и слушающий. У меня нет самодурства: хочу так — и будет, как я сказала!.. Поэтому мне важно работать с профессионалами. И еще: что в музыке, что в кино я не выстраиваю карьеру. Делаю то, что очень люблю, может быть, поэтому все и складывается.

— Ужасно интересная получилась беседа, но мы забыли про Дмитрия! Скажите, а у вас какие в ближайшее время проекты?

Дмитрий: Моноспектакль «Евгений Онегин» буду играть в сопровождении симфонического оркестра 21 марта в Зале церковных соборов храма Христа Спасителя. Всегда очень вдохновляюсь после выступления в этих стенах — словно незримое благословение получаю. А еще впереди тот самый проект с Леной, где я, как писали журналисты, ее «избиваю». В реальности же мы очень с Леной подружились и уже мечтаем о большом кино. У нее потрясающая команда. Я рад, что хотя бы на какое-то время стал частью этой команды, и надеюсь, что наша совместная работа будет иметь продолжение.


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    мистер и миссис Смит? ха-ха! все сдирают с запада, ничего сами придумать не могут...

  • #
    Дюжев это полная безопасность уже не знает к кому приклеется

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Сергей Безруков Сергей Безруков актер театра и кино
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.


    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...

    +