«Однажды в Токио» (2003) фото
{{ label }}

«Однажды в Токио»: рождественское аниме от автора «Истинной грусти» и «Паприки»

Рецепт доброй и трогательной сказки для тех, кому до скрежета в зубах надоели знакомые праздничные комедии.
Анастасия Лабурец
|
23 Декабря 2021
2003
комедия, драма, приключения, аниме
Режиссер Сатоси Кон, Шого Фуруя
Япония
IMDb7.7
Кинопоиск7.8
7.8

Сатоси Кон прожил слишком мало: японский аниматор скончался в возрасте 46 лет от рака поджелудочной железы, успев за свою жизнь снять всего четыре полнометражных работы. Третьей из них стала лента «Однажды в Токио», действие которой начинается в предновогодние дни.

Итак — канун Рождества. В церкви на вечерней мессе собираются трое бездомных в надежде по окончании службы получить обещанный ужин. Один из них — суровый мужчина средних лет Джин — бросил семью, когда проиграл все заработанные средства, и пристрастился к алкоголю. Трансгендерная женщина Ханна некогда была певицей в кабаре, а юная Миюки сбежала из дома после того, как пырнула отца ножом. Когда герои уединяются, чтобы перекусить, из мусорных баков неожиданно раздается детский плач — так в их жизни появляется дитя, которое, как считает Ханна, ниспослано им свыше.

«Однажды в Токио» (2003) фото
«Однажды в Токио» (2003)
Фото: Кадр из аниме

Уже по описанию можно понять, что «Однажды в Токио» отличается от привычных работ Кона. Если в «Истинной грусти», «Актрисе тысячелетия» и «Паприке» присутствовала тема взаимодействия искусства и реальности, стиралась грань между фантазией и действительностью, а для корректной передачи замысла требовался особый подход к форме, то «Однажды в Токио» по большей части ориентируется на привычные нам рождественские фильмы с простым сюжетом и легкой манерой подачи. Ленту и вовсе можно было бы принять за беззаботную праздничную комедию, если бы не та мрачная повестка, с которой зрителю приходится столкнуться во время повествования.

«Однажды в Токио» (2003) фото
«Однажды в Токио» (2003)
Фото: Кадр из аниме

В аниме можно встретить и сцены насилия, и ненормативную лексику, убийство и попытку суицида. Героям картины приходится выдерживать на себе неодобрительные, а временами и вовсе ненавистнические взгляды окружающих, мириться с бесправным положением и практически постоянно находиться чуть ли не на пороге смерти. При этом Кон не говорит о несправедливости общества по отношению к Джину, Ханне и Миюки — в конце концов, они сами в какой-то момент потеряли жизненные ориентиры. Однако режиссер неприкрыто показывает, как в обществе относятся к тем, кто вдруг оказался на его задворках.

И все-таки у самого Кона сердце доброе. Он не забывает, что время действия — Рождество, а потому окружает своих героев любовью и дарит им чудо — семью, хоть и члены ее объединены вовсе не кровными узами. Такой подход напоминает творчество соотечественника Сатоси Кона — режиссера Хирокадзу Корээду. Последний уже давно понял и ярко продемонстрировал в «Магазинных воришках», что чужие, на первый взгляд, люди могут оказаться роднее и ближе тех, кто был с вами с самого рождения. 

«Однажды в Токио» (2003) фото
«Однажды в Токио» (2003)
Фото: Кадр из аниме

С «Однажды в Токио» не рекомендуют начинать знакомство с творчеством Сатоси Кона. В конце концов, работы, принесшие ему наибольшую известность, совершают дезориентирующие прыжки между сном и явью, исследуют нелинейность времени, где действие скачет туда-сюда, реальность двоится, а то и троится и вызывает головокружение. Аниме «Однажды в Токио» куда менее экспериментально, более понятно и стоит чуть поодаль от остальных картин Кона. И все же посмотреть его стоит хотя бы для того, чтобы знать, что режиссер умеет еще и вот так. Да и на носу уже католическое Рождество, а там и Новый год на подступах. Так что, если вы засмотрели до дыр «Одного дома» и «Гринча», а от «Иронии судьбы» и вовсе становится не по себе, то аниме — как минимум любопытный вариант.

Единственное: в «Однажды в Токио» вы не найдете ни больших красиво украшенных елок, ни Санты, спускающегося по дымоходу, ни праздничной мишуры — здесь вообще нет никакой рождественской атрибутики. Вместо этого Кон тонко напоминает, что означает истинный дух Рождества и создает свою сказку, в которой есть место чуду, надежде и исцелению.

{{ label }}