{{ label }}

«Моя гениальная подруга»: страх и ненависть в грязном и нищем Неаполе

Десять лет назад мир познакомился с историей двух итальянских девочек – Элены и Рафаэллы, мечтавших выбраться из разбоя и нищеты маргинального неаполитанского квартала 50-60-х годов. Какой получилась ее экранизация?
Анастасия Седова
|
14 Июня 2021

Серия романов «Неаполитанский квартет» писательницы с псевдонимом Элена Ферранте произвела настоящий фурор – так живо и осязаемо в этих книгах воспроизводилась неприглядная реальность совсем другой, послевоенной Италии, где цвели разруха, насилие и настоящие клановые битвы. В 2018 году HBO начал выпускать экранную версию произведений Ферранте – сериал «Моя гениальная подруга». Проект не уступил литературному первоисточнику во внимании к чувствительным темам и на кинофестивале в Венеции, где показали первые серии, получил массу восторженных отзывов. Так почему же зрителям разных возрастов и взглядов кажется таким заманчивым посмотреть на мир глазами двух маленьких девчушек?

О чем сериал

Проект «Моя гениальная подруга» назван по заглавию первой книги из цикла Ферранте, и события первого сезона сосредотачиваются именно на открывающем томе. Начальная сцена пилотной серии способна заинтриговать кого угодно: пожилая женщина просыпается в своей квартире из-за ночного звонка неизвестного юноши. Тот потерял свою мать и просит героиню помочь вернуть ее домой, но та отказывается, требуя, чтобы молодой человек прекратил поиски. Кладя трубку, женщина садится за компьютер и начинает предаваться воспоминаниям – как с той самой подругой, которую теперь разыскивает сын, они в детстве выживали на окраине Неаполя, кидались камнями в мальчишек и соперничали в школе. И если дочь швейцара Лену – застенчивая, тихая и ото всех скрывает собственные переживания, то Лила, чей отец всю жизнь служит обычным сапожником, – ее полная противоположность. Она порывистая, эмоциональная и таит внутри некую злую силу, одновременно притягательную и отталкивающую. Харизматичной Лиле удается схватывать все буквально с лету: она лучшая в классе по устному счету, феерически быстро усваивает латынь и даже пишет свою первую книгу, от которой Лену приходит в восторг. Все меняется, когда девочкам пора переходить в среднюю школу, и выясняется, что семье Лилы ее обучение больше не по карману. И без того завидующие друг другу Лену и Лила быстро становятся соперницами, чья дружба даже спустя многие годы – оголенный нерв, причиняющий обеим дикую боль от малейших колебаний.

«Моя гениальная подруга», 2018
Фото: Кадр из сериала

А на фоне отношений двух героинь пышным цветом разверзается панорама нищей Италии. Здесь отцы выкидывают собственных детей из окон, изменяют своим женам и заставляют любовниц лишиться рассудка. Здесь ростовщики обдирают бедных до нитки, а затем погибают от их же руки. Здесь дети немногочисленных богачей затаскивают похорошевших школьниц в новенькие авто, а возвращают их с размазанным по лицу макияжем и в юбке наизнанку. Здесь Лила и Лену предаются мечтам о новом счастливом мире, где не останется полумафиозных семей, палящих по соседям в новогоднюю ночь и револьвера.

Зачем смотреть

Страсти поистине итальянского размаха в «Моей гениальной подруге» принимают такие натуралистичные формы, какие, пожалуй, не снились и создателям «Игры престолов». По крайней мере, в слезы и синяки детей, босиком гуляющих по бедному кварталу Неаполя, веришь куда больше, чем во все несчастья жителей Вестероса. В мире и времени, когда абсолютно любые решения за женщину принимают ее отец, братья и муж, голоса Лену и Лилы, с разным успехом выступающих за собственную свободу, звучат звонко и жизнеутверждающе. Драматический элемент вместе с бытовыми зарисовками итальянской серой повседневности, где по одной и той же улице одновременно проезжают роскошный кабриолет и повозка, запряженная лошадьми, придают «Моей гениальной подруге» колорит настоящего неореалистического произведения.

«Моя гениальная подруга», 2018
Фото: Кадр из сериала

Эта бурлящая свежими струями крови, слез и интриг неаполитанская жизнь в сериале, как и в книге, описывается не только с помощью говорящих деталей в декоре и пейзаже, но и благодаря языку. Итальянский в «Моей гениальной подруге» живет отдельной жизнью и выступает чем-то вроде символа социального неравенства, превращая его в речь персонажей. Так, на чистом и классическом итальянском в сериале говорят только богатые и образованные герои, тогда как представители бедных слоев используют упрощенную лексику и диалектизмы. Эту важную составляющую тв-шоу невозможно заметить, если не смотреть его на языке оригинала и с субтитрами. Именно поэтому «Моя гениальная подруга» так хорошо подходит для изучения иностранцами итальянского, о чем мы уже писали чуть ранее.

Что может не понравиться

Как это ни странно, но именно Лила и Лену, через которых зритель окунается в бытность послевоенной Италии, вызывают больше всего вопросов у поклонников сериала. В первых эпизодах маленьких героинь проникновенно сыграли юные дебютантки Элиза дель Дженио и Людовика Насти, но по мере взросления персонажей их сменили Гая Джираче и Маргерита Маццукко. И если дуэт юных актрис вызывал у большинства зрителей и поклонников умиление, то вот игру взрослых коллег многие сочли слишком безэмоциональной.

«Моя гениальная подруга», 2018
Фото: Кадр из сериала

Другая порция претензий касается ограниченности пространства, где происходит действие. В течение почти всего первого сезона Лила и Лену не покидают свой небольшой квартал, декорации для которого действительно возвели неподалеку от Неаполя. Однако критикуемая зрителем замкнутость вполне объяснима. Ведь не имеющие возможности даже увидеть море, хотя живут совсем недалеко от него, девочки мечтают вырваться из собственного района, а серость их будней в нем подчеркивается несменяемостью картинки.

Скандал с личностью автора

Поклоннику сериала будет интересно знать, что интерес к циклу книг «Неаполитанский квартет», а позже и к телевизионной адаптации возрос после громкой и некрасивой истории, связанной с анонимностью автора. Элена Ферранте – это псевдоним, под которым скрывается неизвестный писатель, и долгое время считалось, что речь именно об авторе-мужчине. Но несколько лет назад в уважаемом издании The New York Review of Books нашелся пронырливый журналист Клаудио Гатти, который, покопавшись в бухгалтерии издательства, публикующего романы Ферранте, выяснил, что после выхода очередной книги крупные гонорары уходят некой переводчице Аните Райе. Ни издательство, ни сама переводчица так и не подтвердили слова Гатти, истинный автор представлен миру не был, ну а журналист подвергся критике со стороны всего медиасообщества.

{{ label }}

Новости партнеров