«Королевская игра», реж. Филипп Штельцль, фото
{{ label }}

«Королевская игра»: драма про шахматы со звездой сериала «Тьма»

Экранизация последней новеллы Стефана Цвейга, в которой шахматы становятся и болезнью, и лекарством.
Ольга Маршева
|
09 Октября 2021
2021
драма
Режиссер Филипп Штельцль
Австрия, Германия
7.5

«Пока Вена танцует, мир не может обрушиться», – с этими словами респектабельный нотариус Йозеф Барток (Оливер Мазуччи) везет жену на бал. На дворе хмурая осень 1938-го, на улицах уже бьют стекла дорогим машинам и забрасывают яйцами витрины магазинов, принадлежащих евреям. Но Барток уверен, что все это временно, что Австрия – не Германия и ничего плохого с его страной не случится. Он пьет шампанское, слушает анекдоты про Гитлера, наслаждается хорошей музыкой, сексом с женой и книгами, вот только шахматы недолюбливает – «это игра скучающих пруссаков». Ему придется изменить свое мнение очень скоро.

«Королевская игра», реж. Филипп Штельцль, фото
«Королевская игра», реж. Филипп Штельцль
Фото: Кадр из фильма

Бартока арестует венское гестапо и запрет в номере отеля «Метрополь». С первого взгляда – вегетарианская пытка, но на самом деле нет. Несколько недель абсолютно полного одиночества почти сведут нотариуса с ума. Он попытается приручить муху, будет декламировать себе вслух Гомера, но настоящее спасение придет с книжкой-самоучителем по шахматам, которую Барток сворует в перерыве между допросами. Все партии из этой книги он разыграет сначала на кафельном полу туалета с фигурками из хлебного мякиша, а потом, когда книгу найдут и заберут, – в своей голове.

«Королевская игра», реж. Филипп Штельцль, фото
«Королевская игра», реж. Филипп Штельцль
Фото: Кадр из фильма

«Шахматная новелла» – последнее, и, наверное, самое знаменитое произведение Стефана Цвейга, которое он закончил незадолго до самоубийства. Сложив два и два, понимаешь, что в главном герое Цвейг отчасти вывел самого себя: идеалиста, попавшего в жернов истории и бежавшего из реальности не столько на край света (и нотариус, и сам Цвейг, эмигрировали от гитлеровского режима в Латинскую Америку), сколько в собственную голову. В Йозефе Бартоке важно то, что он аполитичен: гестапо он нужен лишь затем, чтобы достать деньги, которые лежат на счетах его клиентов. «Я не понимаю, – говорит садист-следователь, – это же даже не ваши деньги. Отдайте их, и мы немедленно отпразднуем в венской кофейне». Но Барток молчит, потому что идти на сделку не позволяют воспитание и принципы. Потеря достоинства равноценна для него смерти.

«Королевская игра», реж. Филипп Штельцль, фото
«Королевская игра», реж. Филипп Штельцль
Фото: Кадр из фильма

Шахматы и в новелле, и в фильме играют роль панацеи и одновременно отравы: начав бесконечную партию в своей голове, Барток так и не сможет ее закончить. В этом смысле, «Королевская игра» (2021) похожа на «Ход королевы», сериал, вернувший популярность шахматам. Там тоже героиня путала реальность с иллюзией, раздумывая, куда поставить пешку. Но если в книге Барток хотя бы бросал вызов собственному сознанию, пытаясь доказать, что он еще может играть с живым человеком, настоящими фигурами, и не партию, заученную им наизусть, то в фильме иллюзий уже нет: принципы остались, достоинство тоже, но человека уже нет – человек остался в том бальном зале, где играли Штрауса, подавали шампанское, и не слышали ничего о партии «Алехин-Боголюбов».

{{ label }}

Новости партнеров

Комментарии
Сохранить
0 / 1500
#
#comment#
0 / 1500