Светлана Мизери. В тихом омуте

Я долго не понимала, что с Олегом Николаевичем не так. Наконец сформулировала: в нем всегда чувствовалось человеческое мужское гнильцо.
Галина Волчек Попросила: «Подойди к Волчек, может, актрисы нужны? Надо же дочери помочь!» Два шага не дошел, как Галя повернулась и громко заявила: «У нас мест нет, Миша!» Фото: В. Яцина/ТАСС

— Светочка, я бы больше ни к кому не обратилась. Завтра у Андрея Александровича встреча с Фурцевой. Его будут снимать с должности. Помогите!

— Не может быть! Кто мог до такого додуматься?!

— Я вас очень прошу завтра утром быть в Министерстве культуры.

— Конечно!

Тер-Осипян и ее сторонники выступали: он хам, такой-сякой разэдакий. Я взяла слово: «Надоело слушать бессовестную ложь! Какое право вы имеете перечеркивать то, что Гончаров сделал для театра? Он не дал ему упасть после смерти Охлопкова. А если обвиняете Андрея Александровича, что кричит, так все же от вас зависит. Я вот не позволяю ему этого делать, и вы не разрешайте!»

Фурцева распустила собрание и не вынесла никакого решения. Позже кто-то сообщил Игорю Михайловичу — муж был секретарем партийной организации театра, что приказ об увольнении Гончарова еще до собрания был подписан и лежал у министра в столе. Но после моей речи Андрей Александрович остался в театре. Екатерина Алексеевна была умной женщиной, понимала, где театральные интриги, а где реальные проблемы. К слову, все недоброжелатели остались в труппе и лизали Гончарову задницу так, что будь здоров!

Через какое-то время Игорь Михайлович отправился в самостоятельное плавание, а я последовала за ним. Сиренко назначили директором Театра Пушкина. И тут уж я почувствовала себя так, как Вера Николаевна Жуковская с Гончаровым. Была на стреме: что говорят о муже, какие интриги заворачиваются? Директор — должность расстрельная, вокруг вьются разные люди, одни за него, другие против.

Меня в труппе приняли хорошо, потому что вела себя тактично. Не включала звезду, никому не сделала зла. Ушла оттуда двадцать семь лет назад, а театр по сей день присылает поздравления с Новым годом и Восьмым марта. Это что-то значит!

В Театре Пушкина у Игоря проснулся режиссерский талант, он поставил на меня спектакль «Месье Амилькар платит», который я играла с огромным успехом. И это сильно напрягло главного режиссера Бориса Морозова. Он был вхож в Управление культуры и стал плести интригу, чтобы избавиться от Сиренко и поставить директором своего человека. В итоге ему это удалось.

На своем веку я повстречала двух людей, о которых не могу сказать ничего хорошего: Бориса Морозова и Александра Вилькина, ставившего в Театре Маяковского «Чайку», где в двух составах Аркадину играли Доронина и я. Наш завлит, чудесный человек Виктор Яковлевич Дубровский, советовал:

— Света, откажись! Ни в коем случае не соглашайся, не играй с Дорониной даже в очередь, она тебя съест!

— Почему это?! Я не трус. Мне нравится роль Аркадиной, меня назначил на нее режиссер. Почему я должна отказываться?

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Царский подарок

Царский подарок

Лариса Удовиченко Лариса Удовиченко актриса кино и театра
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте